IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Королевская Гвардия(Стража)ИСТОРИЯ, Исторя Королевской Гвардии(Стражи) Англии.
KAPELLAN
сообщение 13.11.2006, 23:16
Сообщение #1


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4



До появления конных лучников гвардией монарха являлись «сержанты при оружии» (serjeants-at-arms) и пешие лучники-телохранители. Ордонанс 1318 г. установил их численность в 30 сержантов (с тремя лошадьми каждый) и 24 стрелка (по три пенса в день) соответственно. Хотя лучников обычно было лишь 20, а сержантов от 23 до 27. Вероятно, это объясняется их частыми отсылками от двора с различными административными поручениями (как Уолтер Лестер в 1372 г. с шевоше Невила). Сержанты обязаны были каждый день сопровождать верхом короля, четверо из них спали ночью за дверью королевской спальни. Они получали 7,5 пенса в день и еще 4,5 пенса дополнительно за службу в качестве латника в походе. Лучники должны были идти перед королем, когда он разъезжал по стране. В Шотландской кампании 1338 г. 12 сержантов при оружии, 36 придворных эсквайров и 60 королевских лучников, первоначально из числа сопровождавших туда короля в январе, оставались там до июня в свите сэра Томаса Понингса. Примерно 12 сержантов участвовали в шевоше 1369 г., хотя сам король не присоединился к ним.

Полный текст здесь:

http://100yearswar.xlegio.ru/Main/akordvor.htm


--------------------
England! Saint George!!! (с)
Такого слова - "дай" - не существует. Вернее, оно существует, но лишь в английском языке и означает "умри", устраивает?©

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Макс Скальд
сообщение 6.6.2008, 15:12
Сообщение #2


Гость Тауэра
*

Группа: Гости Тауэра
Сообщений: 6
Регистрация: 23.5.2008
Пользователь №: 1123



Полагают, что гвардия из стрелков состояла из 120 конных лучников и была создана Эдуардом III в 1356 году. Но первые данные о лучниках гвардии встречаются уже в документах времен Шотландских войн Эдуарда. В 1334 г. (20 октября) Джон Уорд, лучник короля, вступил на его службу с 99 «конными лучниками, выбранными для личной охраны короля в графстве Честер» (по 6 пенсов в день). К 20 ноября их число возросло до 178, и «два штандарта с гербами короля были представлены вышеупомянутым Джону и Генри Пледур, чтобы нести их перед королем» в рядах его лучников. Рота Уорда продолжала получать новых чеширских рекрутов, и в конечном счете выросла до 213 солдат, когда была распущена 19 февраля 1335 г.
Учитывая прочих стрелков, волонтеров (43 конных лучника «из разных частей Англии», подчинявшихся напрямую королю) или служащих в свитах, королевский двор тогда выставил почти 500 конных лучников.
Р. Николсон приводит данные о составе двора перед Рождеством 1334 года. Там были:
- 41 рыцарь и 3 знаменосца (по 2 шиллинга в день)
- 330 эсквайров, латников, знаменосцев и сержантов-при-оружии (все, кроме пятерых, получали 12 пенсов)
- 481 конный лучник (6 пенсов для гвардейцев, 4 – для прочих)
- 73 «слуги», 65 мальчиков (конюхов?), 13 пажей, 12 скороходов и 6 гонцов (по 6 пенсов или меньше).
Итого не менее 1065 человек, настоящая маленькая армия (для сравнения: в свитах магнатов состояло 838 латников и 771 конный лучник, 1609 человек).
В следующем году (летняя кампания 1335 г.) военный двор короля насчитывал 44 рыцаря, 5 знаменосцев, 372 эсквайра и латника, 253 конных и 60 пеших лучников, 140 мальчиков и скороходов, 65 слуг, 10 мастеров, делающих стрелы, 9 палаточников и 7 гонцов, всего до 1000 душ. Для этого похода 162 лучника были вновь отобраны в Чешире «для тела короля» (5 июня). Они получали по шесть пенсов (тогда как остальные конные лучники армии по четыре пенни), а их глава, все тот же Джон Уорд, – восемь пенсов в день.
И во время осады Кале Роджер де Эльмередж (Эльмбридж), «слуга» (valletus - йомен) короля, был послан в Шропшир, Герефордшир и Вустершир набирать там лучников для «особой защиты королевской персоны». В 1351/1352 г. 150 из лучников короля получили короткие котты (courtepys) его ливрейных цветов, для чего 15 портных работали 12 дней.
У Ричарда II телохранителей набралось на настоящую небольшую армию (правда, этого государя данное обстоятельство не спасло от низложения и гибели), носивших его эмблему (белый олень) и ливрею (зеленая со стороны правой руки, белая слева). Печальный опыт волнений 1380-х гг. не прошел даром. Для кампании в Ирландии (1394 г.) созывались по всей Англии «наши valetti [йомены] и лучники короны» на королевском жалованье. А с 1397 г. монарх набирал в своем личном графстве (превращенном в 1397 г. в княжество и аннексированном короной) Честер (а также в Уэльсе) воинов, обязанных за ежегодное жалованье сопровождать его во всех разъездах. Хронист: «И король отправился в Честершир за великим множеством йоменов и лучников, и их он держал в своем доме, и очень любил и лелеял их превыше всех иных…» (под 1397/1398 г.). Жители Чешира чаще прочих созывались для войн в Уэльсе, и хронист конца XIV века отмечал, что чеширцы, «из-за былых войн и междоусобиц лучше обучены обращению с оружием, и ими сложнее управлять, нежели какими-либо другими людьми в королевстве». Чеширцы служили в середине века Черному Принцу, а на исходе его – в свитах Ричарда, графа Арундела, и Джона Гонта. Войска из Чешира сражались при Рэдкот-Бридж (1387 г.) с обеих сторон.
Жан Фруассар (описывая события 1398 года) говорит, что Ричард, опасаясь своих дядюшек-герцогов, «днем и ночью велел себя охранять более чем двум тысячам лучников, каковые все недели получали свое жалованье». Они сопровождали монарха на заседания парламента и при дворе, в Ирландию (1399 г.), даже отправлялись с ним в его паломничество в Кентербери. Согласно одному позднему автору, в сентябре 1397 г. 4000 чеширских стрелков с его эмблемой «Белого оленя» шли вместе с Ричардом в парламент. Дворец короля был окружен лучниками с натянутыми луками и стрелами в руках, всегда готовыми к стрельбе. Р.Р. Дэвис называет чеширскую гвардию Ричарда Бордоского «становлением внушительной постоянной армии», а по словам Р.В. Тернера то и вовсе была первая постоянная армия в английской истории.
Гвардия делилась на семь «стражей» (или «дежурств» – watches), чтобы постоянно сопровождать государя. Их капитаны набирались из мелкопоместного чеширского дворянства, в свою очередь привлекавших в свои роты родственников или личных вассалов и сторонников. Адам де Босток (1365-1414), лорд Босток, став капитаном лучников, набрал в свой отряд одних только лучников Бостоков семерых: Джона, его сына Томаса, Уильяма с сыном Томасом, Томаса, Дэвида и Джона. Еще трое Бостоков ежегодно получали по 100 шиллингов за службу латника: сам «капитан» Адам, Дэвид де Босток из Чертона и Ричард де Босток. Многие стрелки и их командиры были профессиональными солдатами, с опытом Французских войн. По подсчетам историков, примерно 50 лучников родом были из семей землевладельцев, надо думать, младшие сыновья. Такого рода людьми оказались и шесть (из семи) капитанов. Они держали поместья в самом Чешире и соседних областях. Еще 100 были йоменами, и в 1421 г. Генрих V призывал набирать как можно больше лучников-йоменов. Уильям де Клаттон, один из них, судя по всему, был человеком, занимающим солидное положение в обществе. Прочие действительно явились из низов, как Уильям де Эджсли – когда он погиб при Шрусбери в 1403 г., он владел лишь двумя коровами и акром земли, засеянным овсом.
Гвардейцы получали еженедельно жалованье (лучнику 6 пенсов в день) за счет короля и питались при его дворе, но лишь около 300-400 из них фактически выполняли функции личной охраны монарха. В сентябре 1398 г. «мастеров чеширской стражи» насчитывалось 750 человек, в том числе 10 рыцарей, 97 эсквайров и 311 лучников. Ежегодное содержание этих преданных королю войск обходилось в более чем 5000 фунтов (по другим подсчетам, примерно в 4000 фунтов). Учтем и земельные пожалования, и выгодные должности от короны. «Ливреей» (эмблемой) гвардии был Белый Олень, личный бэдж короля – унаследованный им от матери, из рода Вудстоков, графов Кента. Рядовые гвардейцы носили серебряные или золотые короны в качестве эмблем. Сама символика для Ричарда имела большое значение. «Брут» под 1388 (правильнее, 1390) годом сообщает, что на Лондонском турнире этого года все сторонники короля «все были в одном платье (sute)»: «Их котты, их доспехи, щиты и их лошади и попоны, все были (с) белыми оленями, с короной на шеях, и золотыми цепями, свисавшими с них, и корона висела низко на теле оленя; который олень был ливреей короля, которую он дал лордам и дамам, рыцарям и оруженосцам, чтобы опознать его двор от других людей (for to know his housholde from oþer peple)».
Однако, как и следовало ожидать, в обществе чеширцы были чрезвычайно непопулярны из-за своего беззакония, грабежей и убийств, за которые их якобы помиловал король. Обвинения на процессе против Ричарда включали статью, где сообщалось, что в 1397 г. (арест Глостера, Арундела и Уорвика) король, «дабы он свободно мог преследовать свои жестокие замыслы и дурные намерения против них и прочих», собрал «великое множество злодеев из графства Честер». Из тех «некоторые путешествовали с ним по королевству, как в составе королевского двора, так и отдельно от него, одних подданных короля жестоко убивая, других избивая и нанося им раны, грабя имущество народа, отказываясь платить за свое пропитание, и насилуя и похищая как замужних, так и незамужних женщин». Хотя королю жаловались на поступки этих людей, он даже не пытался остановить их, «но скорее поддерживал этих людей в их преступлениях, доверяя им и их защите против всех прочих в его королевстве». Теперь, конечно, трудно сказать, сколько здесь было правды, но думается, что немного (хотя, безусловно, близость к Уэльсу неизбежно давала о себе знать). Осталось весьма немного надежных свидетельств того, что их морально-этические нормы чем-то отличались в худшую сторону от поведения прочих профессиональных вояк того времени. Главное в том, что король мог на них положиться как ни на кого другого. Хронист отмечал: «Они были в столь приятельских отношениях с лордом королем, что смело обращались к нему на языке его матери (чеширский диалект английского языка сохраняется и поныне – М.Н.): “Дикон, спи спокойно, когда мы бодрствуем, и ничего не бойся, когда мы сами ляжем”» (Dycon, slep sicurly quile we wake, and dreed nouzt quile we laye seftow). Источники называют их «заносчивыми и наглыми головорезами», «людьми, которые от рождения были животными и готовыми к любому беззаконию», «обращавшимися с людьми с презрением и виновными в воровстве, насилии и прелюбодеянии», наконец, людьми, считавшими себя «ровней дворянам». Адам из Уска (под 1398 годом) видел в них безжалостную банду, злодейства которой невольно послужили причиной свержения Ричарда: «Король, тем временем, еще более способствуя своему низложению, среди многих тягостей, которых он причинил своему королевству, держал в своем окружении четыреста буйных людей из графства Чешир, очень злобных. И повсюду они безнаказанно притесняли его подданных, и избивали и грабили их. Эти люди, куда бы король не шел, ночью или днем, словно на войне, охраняли его с оружием в руках. Повсюду совершали они прелюбодеяния, убийства и бесчисленные иные преступления. Но столь чрезмерно покровительствовал им король, что он не слушал никого, кто жаловался ему на них, поскольку относился к таким людям с отвращением; и такова была главная причина его падения». В общем, люди то явно были незаурядные, раз уж ни у одного автора не нашлось для них добрых слов. Правда, не забудем, что писали они уже при Ланкастерах, а Адам из Уска еще и лично приложил руку к падению Ричарда II.
Автор поэмы Richard Redeless («Ричард Беспомощный» – в смысле «Ричард Без советов») весьма красочно описывает этих «chyders из Честера, где (он) многих выбрал». В современном английском языке chyders передается как brawlers. Последнее слово (от brawl – шумная ссора, уличная драка) можно перевести как «драчуны». По словам автора, эти люди якобы заполняли залы сельских судов, чтобы помешать свидетелям давать показания. Они «затевали процессы, чтобы раздавить людей,/ И выступали в суде со своими поллэксами (pollaxis) и остриями мечей». Также подобные типы «показывали свои знаки (бэджи, эмблемы – М.Н.), чтобы люди боялись/ Требовать возмещения за их злодеяния». На суде они поднимали такой гвалт, ничего не понимая в сути дела, что их заступничество заставляло судей выносить несправедливые вердикты в их пользу. Но во всем, конечно, был виноват король: «Они ложились на твоих подданных, Ричард, упреки, и теперь/ Каждый боится иметь дело с законом». Поэт заявляет, что для каждого человека, которого он «пометил» эмблемой, он отчуждал «двести/ Простых сердец (homeliche hertis), которым причинял вред». Игра слов, hertis = harts, «олени», гвардейцы, Ричарда, и hertis = человеческие «сердца», заключается в том, что простодушные люди несли урон от действий грабителей-«оленей» Ричарда. (Адам из Уска тоже писал о «неверных оленях», сторонниках Ричарда, которых изгнал из стороны пёс, Генри Болингброк.) Лучников обвиняют и в том, что «они не заботились о капюшонах (coyffes), что носят юристы». В Англии барристеры высшего ранга (sergeants-at-law) носили шелковые капюшоны (hoods). Лондонская хроника под 1398 годом отмечает драку, которую устроили в трактирах по Пятничной улице ночью чеширцы Ричарда – их побили, поранили стрелами и доставили в долговую тюрьму. Надо полагать, законы лучники не ставили ни во что.
Чеширские лучники вообще, похоже, считались наиболее подходящими для охранной службы – они были в гвардиях Эдуарда III, его сына Черного Принца, его внука Ричарда II. Черный Принц завел у себя гвардию из ста «благородных» чеширских лучников. Фруассар упоминает «рыцарей его тела и рыцарей его спальни» при Пуатье. И «в то время, когда сэр Ральф д’Уффорд был вице-королем Ирландии, с ним было много рыцарей и эсквайров, и благородных лучников из графства Чешир».
Генрих IV распустил чеширских лучников Ричарда, но то были люди, для которых верность была паче жизни. Уже в 1400 г. бывшие лучники короны подняли мятеж в Чешире. Даже после смерти своего господина, почти все стрелки, включая шестерых капитанов из семи, многие со старой эмблемой, сражались при Шрусбери на стороне Перси против Ланкастеров. Десятилетие спустя те, кто уцелел в гражданской войне, отправились во Францию. Джон Донн служил там с четырьмя другими лучниками, а Ричард де Хэнклоу оказался в гарнизоне Гарфлёра под началом графа Дорсета. В 1420 г. во Франции служили 15 капитанов из Чешира и их лучники.
Однако, с исчезновением чеширских лучников, Ланкастеры оказались вообще без постоянных войск. К концу Столетней войны английское государство, как оказалось, не имело никакой постоянной армии. Гарнизоны в Кале и Гине насчитывали около 1000 человек. Хранителям северной марки в мирное время отпускалось жалованье, достаточное для содержания 225 человек – этого хватало для укомплектования гарнизонов Карлайла и Берика. Падение Нормандии унесло за собой и ее гарнизоны. Но даже когда они еще держались, это была лишь периферия королевства. Самое главное, в непосредственном распоряжении Генриха VI не было никакого серьезного войска, что наглядно продемонстрировали сначала события мятежа Джека Кэда (1450 г.), а потом первые битвы Войн Роз. В армии под Кале (1436 г.) упоминаются «Джон Пулфорд и прочие», «слуги короны господина короля». Судя по их жалованью, шесть пенсов в день, они служили конными лучниками. Но это лишь единичный случай, да и вряд ли этих стрелков было достаточно для охраны государя. Только Эдуард IV (вслед за Ричардом II) озаботился этим, набрав гвардию в 200 лучников (1468 г.). «Йомены короны», согласно придворным регламентам Эдуарда IV, должны быть «…похожими лицами, чисто и сильнейшими лучниками» и «выбираться и испытываться из дома каждого лорда в Англии».

До появления конных лучников гвардией монарха являлись «сержанты при оружии» (serjeants-at-arms) с булавами и мечами, и пешие лучники-телохранители. Ордонанс 1318 г. установил их численность в 30 сержантов (с тремя лошадьми каждый) и 24 стрелка (по три пенса в день) соответственно. Хотя лучников обычно было лишь 20, а сержантов от 23 до 27 человек. Вероятно, это объясняется их частыми отсылками от двора с различными административными поручениями (как Уолтер Лестер в 1372 г. с шевоше Невила). Сержанты обязаны были каждый день сопровождать верхом короля, четверо из них спали ночью за дверью королевской спальни. Они получали 7,5 пенса в день и еще 4,5 пенса дополнительно за службу в качестве латника в походе. Лучники должны были идти перед королем, когда он разъезжал по стране. В Шотландской кампании 1338 г. 12 сержантов при оружии, 36 придворных эсквайров и 60 королевских лучников, первоначально из числа сопровождавших туда короля в январе, оставались там до июня в свите сэра Томаса Понингса. Примерно 12 сержантов участвовали в шевоше 1369 г., хотя сам король не присоединился к ним. Согласно документу 1417 г., сержант должен был появляться в присутствии короля с непокрытой головой, но с головы до шеи в полном рыцарском доспехе для верховой езды, нося золотую цепь с медальоном, на коем изображен королевский герб. В правой руке он держал серебряную булаву, а в левой – жезл.

Наконец, старый принцип англо-нормандского времени, когда королевский двор (отель), свиты баннеретов, рыцарей, эсквайров и клерков двора, составляли основу армии в случае войны, продолжал действовать и в период Столетней войны. Особенно это заметно в начале конфликта, когда большинство баннеретов и рыцарей двора были ветеранами Шотландских походов. Не менее 60 % латников армии, высадившейся в июле 1338 г. в Антверпене, имели отношение к королевскому двору – около 850 человек, включая свиту Джеффри ле Скроупа и других лиц. Если ограничиться рассмотрением свит баннеретов и рыцарей (включая клерков с этим титулом), получим около 600 латников в придворной «баталии» (57 % численности свит всей армии, т.е. только 450 латников служили в свитах, капитаны которых не были связаны с двором). Из 17 баннеретов и 45 рыцарей двора Эдуарда во Фландрии тогда действовал 61! В ходе кампании пять придворных были повышены до баннерета и 18 стали рыцарями. Было еще почти 90 эсквайров, и среди них Найджел Лоринг и Гай Брайан, будущие герои войны. Судя по неполному списку на выплату жалованья сражавшимся при Слейсе войскам, придворный корпус (800 человек), похоже, равнялся примерно 60 % (или, скорее, 50-55 %) латников всей английской армии. Стоимость расходов на двор в 1338-1340 гг. составила 2082 фунта 15 шиллингов 4 пенса. План 1341 г. говорит о 895 латниках двора. В Бретонской кампании процент последних был несколько меньшим, 40 % (45 % в армии, приведенной королем в октябре), но и здесь мы видим придворные войска стабильной численности (800) в составе главной армии. В 1347 г. было 14 баннеретов и 66 рыцарей двора.
Придворные войска, однако, не всегда четко отличаются в счетах того времени от контингентов, ко двору не принадлежащих. Так, в 1334-1335 гг. наиболее значительные баннереты отеля были перечислены вместе с магнатами, а в 1342 г. имя графа Девона вставили посреди списка придворных. Доминирование придворных войск в ранних кампаниях Эдуарда III было тесно связано со сравнительной слабостью еще не окрепшего графского сословия и, в частности, с отсутствием активных в военном отношении членов королевской фамилии. И в кампании 1359-1360 гг. присутствие огромных свит принца Уэльского и герцога Ланкастерского вместе с большой группой носителей графских титулов объясняет тот факт, что роты придворных баннеретов (10) и рыцарей (37) собрали только примерно 1/6 всех латников. Впрочем, еще армия, отплывшая на континент в сентябре 1369 г., состояла по традиции в основном из «королевской свиты» (retinencia regis), его вассалов и придворных. Это были примерно девять баннеретов (Уильям Фицуолтер, Уильям Морли, Джон Могун, Уолтер Хьюитт), из них пятеро – «баннереты короля» (Гай Брайан, Реджинальд Грей Расинский, Уильям Латимер, Уильям Зауч из Харрингворта Уильям Сэй), 35 рыцарей короля (почти все принадлежали ко двору) и примерно 40 эсквайров двора.
Примерно с 1360 г. придворных рыцарей сменила система содержания небольшого числа высокопоставленных приближенных, «рыцарей палаты» (со времен Ричарда II принят термин «рыцарь короля»). Хотя они при необходимости участвовали в Ирландских кампаниях Ричарда (48 баннеретов и рыцарей со свитами в 1394 году, из 89 командиров свит; соответственно 30 в 1399 году, из 49), не это было их основной задачей, а гражданские, административные функции.
Хотя придворный, командир свиты, получал содержание и платье от короля, люди, которых он, будучи нередко отпрыском магнатской фамилии, набирал, приходили из рядов военного класса в целом, опираясь на «замысловатую и далеко идущую … сеть баронской власти» (Н. Сол). Придворный рыцарь (как сэр Николас де Лангфорд) мог привести только двоих эсквайров, но свиты баннеретов короля обычно были более масштабными по размерам. В Шотландских кампаниях в свитах было 10-60 воинов, при Слейсе они варьировались в составе от 10 до 79 латников, часто еще и с отрядом лучников в придачу. Да и в мирное время при дворе всегда находилось достаточное количество дворян, оруженосцев и йоменов (безземельные дворяне без рыцарского звания), получавших и тогда особое содержание: 10 марок баннереты и 5 рыцари. Список получивших зимнюю одежду (всем придворным дважды в год давали сукно на ливрею или деньги вместо него) в 1334 г. включал девять баннеретов, 27 рыцарей и 79 эсквайров. А королевский Гардероб представлял собой военное казначейство.


--------------------
Мне, конечно, приятно открывать вам глаза на мир, рассказывать о чем-то новом и увлекательном, будоража при этом ваш пытливый ум, но я - не заезжий лектор общества Знания; я - заметный представитель великой инквизиции и могу сделать больно сразу всем ©
Форум Our Just Quarrel
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
KAPELLAN
сообщение 3.7.2008, 15:08
Сообщение #3


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4



Это именно та статья на которую я опирался ранее. Там есть даже ссылочка. Я просто взял из контекста то, что наиболее заинтересовало нас по датировке. Примерно отсюда:


Цитата(Макс Скальд @ 6.6.2008, 16:12) *
...До появления конных лучников гвардией монарха являлись «сержанты при оружии» (serjeants-at-arms) с булавами и мечами, и пешие лучники-телохранители. Ордонанс 1318 г. установил их численность в 30 сержантов (с тремя лошадьми каждый) и 24 стрелка (по три пенса в день) соответственно...


Внимательнее wink.gif мистер Скальд


--------------------
England! Saint George!!! (с)
Такого слова - "дай" - не существует. Вернее, оно существует, но лишь в английском языке и означает "умри", устраивает?©

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Макс Скальд
сообщение 7.7.2008, 14:09
Сообщение #4


Гость Тауэра
*

Группа: Гости Тауэра
Сообщений: 6
Регистрация: 23.5.2008
Пользователь №: 1123



Ну, поскольку данный текст, как и многое другое, - моя личная собственность, делать я с ним могу что угодно. Не так ли?


--------------------
Мне, конечно, приятно открывать вам глаза на мир, рассказывать о чем-то новом и увлекательном, будоража при этом ваш пытливый ум, но я - не заезжий лектор общества Знания; я - заметный представитель великой инквизиции и могу сделать больно сразу всем ©
Форум Our Just Quarrel
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Макс Скальд
сообщение 7.7.2008, 14:17
Сообщение #5


Гость Тауэра
*

Группа: Гости Тауэра
Сообщений: 6
Регистрация: 23.5.2008
Пользователь №: 1123



Кстати, серьезно советую исправить ссылку на: http://100yearswar.xlegio.ru/Main/akordvor.htm
Поскольку часто жалуются посетители, что старый сайт vadimus заражен вирусами.


--------------------
Мне, конечно, приятно открывать вам глаза на мир, рассказывать о чем-то новом и увлекательном, будоража при этом ваш пытливый ум, но я - не заезжий лектор общества Знания; я - заметный представитель великой инквизиции и могу сделать больно сразу всем ©
Форум Our Just Quarrel
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
KAPELLAN
сообщение 7.7.2008, 14:19
Сообщение #6


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4



В таком случае все в порядке - я думаю поставив ссылку на копирайт - ваши права не были ущемлены. Спасибо за статью и соответственно несколько вопросов:
Есть ли у вас,что-либо более детальное? Скажем статуты по Гвардии Королей Английских, по экиперовке, геральдике и т.п.

Спасибо за статью и новый линк.

Мистер Скальд, скажите - это перевод или ваша аналитика по нескольким переводам и статьям?


--------------------
England! Saint George!!! (с)
Такого слова - "дай" - не существует. Вернее, оно существует, но лишь в английском языке и означает "умри", устраивает?©

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Макс Скальд
сообщение 7.7.2008, 15:19
Сообщение #7


Гость Тауэра
*

Группа: Гости Тауэра
Сообщений: 6
Регистрация: 23.5.2008
Пользователь №: 1123



"Скажем статуты по Гвардии Королей Английских, по экиперовке, геральдике и т.п."

Смотря что под ними понимать. Для 14 века сохранились и изданы придворные ордонансы Эдуарда II, которые отчасти использованы. Но руки все не доходят заняться вплотную. Но в любом случае экипировка и тем более геральдика (лучников-то?!) - вовсе не их тематика. Символика королевской гвардии источниками отражается наиболее полно пожалуй только для эпохи Ричарда II.
В дальнейшем большой такой промежуток вплоть до Эдуарда IV, статуты двора которого однако содержат некоторую информацию скажем о лучниках Эдуарда III.

"Мистер Скальд, скажите - это перевод или ваша аналитика по нескольким переводам и статьям?"

Да я в общем-то сам перевожу. А так, за невозможностью разумеется работать с рукописными документами архивов... Двор Эдуарда - в основном по Тауту и Джонсону. Двор 1330-х и далее - по Николсону, Роджерсу, Прествичу, Джилспи, Тауту, Принсу, Вроттсли, Эйтону.


--------------------
Мне, конечно, приятно открывать вам глаза на мир, рассказывать о чем-то новом и увлекательном, будоража при этом ваш пытливый ум, но я - не заезжий лектор общества Знания; я - заметный представитель великой инквизиции и могу сделать больно сразу всем ©
Форум Our Just Quarrel
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Макс Скальд
сообщение 9.7.2008, 12:51
Сообщение #8


Гость Тауэра
*

Группа: Гости Тауэра
Сообщений: 6
Регистрация: 23.5.2008
Пользователь №: 1123



Полный вариант нужного раздела:
До появления конных лучников гвардией монарха являлся маленький конный гвардейский отряд «сержантов при оружии» (serjeants-at-arms, servientes ad arma, наследие Эдуарда I, их именовали так для отличия от прочих придворных сержантов – простых слуг) с булавами и мечами, а также пешие лучники-телохранители. Ордонанс 6 декабря 1318 г. установил численность обоих формирований в 30 (при Эдуарде I их было всего 20) сержантов (с тремя лошадьми каждый) и 24 стрелка (по три пенса в день) соответственно. Три коня сержантов: в доспехе (этого, вероятно, сержанту выдавали от гардероба), хэкни и вьючная лошадь (somer). Хотя лучников обычно было лишь 20 (1334 г.), а сержантов от 23 до 27 человек (27 в 1328 г., 23 в 1330 и 1333 гг., 26 в 1334 г.). Вероятно, это объясняется их частыми отсылками от двора с различными административными поручениями (как Уолтер Лестер в 1372 г. с шевоше Невила), особенно при Ричарде II. Например, в кампанию Креси-Кале сержанты посылались в Лондон, Портсмут, Девон, Корнуолл и другие графства для ареста торговых судов, предназначенных для перевозки войск на континент, следили за сбором пожалованных парламентом короне 20000 мешков шерсти, руководили переброской отрядов лучников из графств в королевскую армию, оценивали коней латников на местах сбора свит, а Роджер Ларше и Гриффин ап Кадвалладр были привлечены к выдаче жалованья солдатам. Питер Краббе сотоварищи служил тогда же в гарнизоне недавно отбитого у французов замка Корнет на Гернси. Несколько сержантов за хорошую службу в ходе кампании удостоились королевских наград.
Сержанты обязаны были каждый день вооруженными сопровождать верхом короля (если не получат иной приказ от короля или сенешаля). Четверо из них (отобранные королем) должны были помогать привратнику и спали ночью за дверью (и как можно ближе к ней) королевской спальни, получив свечи и вино. Прочие ложились в зале, всегда готовые подняться по тревоге. Сержанты получали шиллинг в день, но если они приводили всего двух коней – только 8 пенсов, в отсутствие коней жалованье не выплачивалось вовсе. В походе, вероятно, 7,5 пенса в день и еще 4,5 пенса дополнительно за службу в качестве латника в походе; а также два ливрейных платья в год, или 46 шиллингов (по ордонансу; реально они получали 2 марки на зимнее платье и 20 марок на летнее).
Лучники (возможно, их нередко набирали из валлийцев) должны были идти перед королем, когда он разъезжал по стране. Иногда они тоже исполняли административные поручения монарха. Лучники получали в год одно платье из сукна королевской ливреи, или 10 шиллингов деньгами.
В Шотландской кампании 1338 г. 12 сержантов при оружии, 36 придворных эсквайров и 60 королевских лучников, первоначально из числа сопровождавших туда короля в январе, оставались там до июня в свите сэра Томаса Понингса.
Свиток Кале показывает среди служащих двора:
- сержанты при оружии с их свитами: 4 знаменосца, 67 сержантов, 3 латника, 7 конных и 9 пеших лучников, всего 90 чел.
- лучники короля: 121 чел.
Вероятно, большинство их были и в кампании Креси.
Примерно 12 сержантов участвовали в шевоше 1369 г., хотя сам король не присоединился к ним. Согласно документу 1417 г., сержант должен был появляться в присутствии короля с непокрытой головой, но с головы до шеи в полном рыцарском доспехе для верховой езды, нося золотую цепь с медальоном, на коем изображен королевский герб. В правой руке он держал серебряную булаву, а в левой – жезл.


--------------------
Мне, конечно, приятно открывать вам глаза на мир, рассказывать о чем-то новом и увлекательном, будоража при этом ваш пытливый ум, но я - не заезжий лектор общества Знания; я - заметный представитель великой инквизиции и могу сделать больно сразу всем ©
Форум Our Just Quarrel
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 23.7.2019, 17:17