IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

2 страниц V   1 2 >

Закреплено: Представтесь...
KAPELLAN
Отправлено: 15.12.2008, 11:07


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


to Kniazhna
Пожалуйста пройдите в форум "Лавка старьевщика", там создайте тему и вставляйте ссылки или фото. Спасибо.
  Форум: Караулка · Просмотр сообщения: #3850 · Ответов: 100 · Просмотров: 1627919

KAPELLAN
Отправлено: 16.11.2008, 18:17


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


http://www.tforum.info/forum/index.php?act...st&id=17580
Замечательная статья.
  Форум: История · Просмотр сообщения: #3731 · Ответов: 2 · Просмотров: 19390

KAPELLAN
Отправлено: 2.9.2008, 13:19


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Исправил. Опечатка была в самом документе.Вот тебе и еще раз постулат в действии - Доверяй, но проверяй.
  Форум: История · Просмотр сообщения: #3361 · Ответов: 5 · Просмотров: 22185

KAPELLAN
Отправлено: 6.8.2008, 17:20


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Здравствуйте Виолетта(Викторовна). Рады знакомству - предлагаю вам и нам для более ярких впечатлений, перейти в тему Вопрос-ответ.Либо в клубное ICQ: 377 630 337
  Форум: Рекрутмейстер · Просмотр сообщения: #3257 · Ответов: 6 · Просмотров: 62222

Закреплено: Представтесь...
KAPELLAN
Отправлено: 26.7.2008, 10:47


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Да мы уже поняли, кто нас "сдал")))).Спасибо Лев.Спасибо что отрекомендовал.
  Форум: Караулка · Просмотр сообщения: #3181 · Ответов: 100 · Просмотров: 1627919

KAPELLAN
Отправлено: 10.7.2008, 14:24


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Англия в XIV веке - Войны и не только


1303. Мирный договор Филиппа IV Красивого с Англией
1303. "Купеческая хартия", устанавливающая пошлины.
1306. Восстание в Шотландии под руководством Роберта Брюса.
1308. Женитьба Эдуарда II на Изабелле Французской, дочери Филиппа IV.
1314. Победа Роберта Брюса над англичанами при Баннокберне близ Стерлинга.
1315 - 1318. Всеобщее восстание ирландских кланов против англичан в связи с высадкой в Ирландии шотландских войск.
1322. Вторжение англичан в Шотландию.
1323. Признание Брюса королем Шотландии и подписание с ним перемирия.
1324. Вторжение Карла IV Красивого в английскую Гиень.
1327. Отречение Эдуардр II от престола. Его смерть в Берли. Изабелла Французская - регент Англии.
1328. Претензии английского короля Эдуарда III на французский престол.
1328. Нортгемптонский договор с Шотландией, признание англичанами ее независимости.
1330. Отстранение Эдуардом III от власти королевы Елизабеллы и ее фаворита лорда Мортимери.
1337 - 1453. Столетняя война между Англией и Францией.
1340. Победа английского флота при Слейсе во Фландрии.
1343. Разделение парламента на две палаты.
1346. Вторжение Давида II в Англию. Его поражение и пленение (до 1357).
1346. Высадка Эдуарда III в Нормандии. Победа англичан в битве при Креси.
1347. Взятие Кале англичанами после 11-месячной осады.
1347 - 48. Эпидемия черной чумы. Гибель 25 млн. жителей
1349 - 51. Начало "Рабочего законодательства" - зарплата и условия найма. Ордонанс не. о "рабочих слугах", предписывавший работать за плату, назначенную до чумы.
1351. "Статут о рабочих", наказания за нарушения ордонанса 1349 г.
1353. Статут, запрещающий апелляции в иностранные суды решений английского суда.
1356. Битва при Пуатье, разгром французской армии Эдуардом (Черный принц), пленение короля Иоанна Доброго.
1356 Выступление Джона Уиклифа против, притязаний папы на поборы с Англии и с требованием церковной реформы.
1360. Мир в Бретиньи: Англия получила Юго-Западную Францию, область Понтье и Кале; отказ Эдуарда III от притязаний на французскую корону.
1360. Создание института мировых судей.
1361. Статут, согласно которому рабочие ва уход от нанимателей объявлялись вне закона.
1362. Замена в судопроизводстве французского языка на английский. Вторая апидемия черной чумы в Англии.
1363. Первое употребление в парламенте английского явыка.
1368. Возобновление военных действий в Столетней войне.
1369. 1 Навигационный акт, предписывавший перевозить товары только на английских судах. Третья эпидемия черной чумы.
1375. Перемирие в Столетней войне, англичане потеряли все территории, кроме Кяле, Бордо, Вайонны и Бреста.
1377. На престол взошел малолетний Ричард II, а страной правил его дядя, третий сын Эдуарда Джон Гонат, герцог Ланкастер
1377. Возобновление военных действий, попытки французов напасть на побережье Англии.
1379. Взыскание податного налога.
1381. Арест Джона Болли. Крестьянское восстание Уота Тайлера. Убийство Тайлера и казнь Болла. Разгром восстания; подтверждение всех прежних королевских актов.
1384, 85, 88. Отражение королем Шотландии Робертом II Стюартом нападений англичан.
1390. "Статут о рабочих", предоставлявший мировым судьям право устанавливать размеры зарплаты в зависимости от уровня цен в данном районе.
1394 - 95, 99. Походы Ричарда III в Ирландию.
1396. Англо-французский мир на 28 лет.


Англия в XV веке

1401 "Стаут о сожжении еретиков"
1406 Шотландский король Яков I стал пленником англичан (с 1406 по 1424 гг)
1409 Установление первенства палаты общин при назначении субсидий.
1414 Восстание лолардов
1415 Высадка англичан во главе с Генрихом V в Нормандии, битва при Азенкуре (Фландрия), поражение французов.
1418 Англичане осадили Руан и захватили с помощью бургундцев всей Северной Франции (в 1419 г).
1420 Мирный договор в Труа, согласно которому Генрих V объявлялся регентом Франции и наследником Карла VI.
1426 "Палочный парламент", обострение вражды феодальных клик.
1428 Англичане осадили Орлеан. Осада была снята Жанной д'Арк в 1429 г.
1430 Установлен избирательный ценз
1431 Жанна д'Арк сожжена в Руане.
1434 Запрещен ввоз английского сукна во Фландрию.
1437 Убийство шотландского короля Якова I.
1450 Разгром английской армии под Форминьи.
1451 Началось освобождение Нормандии и Гиени от англичан. В 1453 году завершилось. Столетняя война окончилась. Англия лишилась всех владений на континенте, кроме Кале.
1455 Началась война Алой и Белой розы - с 1455 по 1485 гг.
1461 Битва при Тоутоне (Йоркшир) в ходе войны Алой и Белой розы. Разгром ланкастерцев Эдуардом IV Йорком, к которому перешла английская корона.
1467 Крестьянское восстание в Йоркшире.
1470-71 Реставрация Генриха VI Ланкастера.
1471 Вступление Эдуарда IV в Лондон, убийство в Тауэре Генриха VI
1475 Вторжение англичан в Нормандию в союзе с бургунцами. Договор в Пикини: Людовик XI обязался выплатить пожизненную пенсию Эдуарду IV.
1483 Убийство в Тауэре малолетних детей Эдуарда IV их дядей Ричардом III.
1485 Победа Генриха Тюдора (Генрих VII), графа Ричмонда, над Ричардом III в битве при Босуорте. Установление династии Тюдоров в Англии.
1487 Учреждение Звездной палаты Генрихом VII
1488 Смерть шотландского короля Якова III в результате мятежа знати, предпринятого под руководством его сына Якова IV.
1489 "Статут против разрушения деревень". Начало законодательной политики Тюдоров против огораживаний.
1495 "Акт Пойнингса". Подчинение Ирландии английской администрации. "Статут о борьбе с нищенством и бродажничеством".
1496 "Великое соглашение" - торговый договор с Фландрией.
1497 Открытие побережья Северной Америки Джоном Каботом. Высадка Перкина Уорбека в Корнуолле и провозглашение им себя королем Ричардом IV. Его поражение.
1498 Обследование Себастьяном Каботом северо-восточных берегов Северной Америки.


Взято: http://www.hronos.km.ru/libris/lib_t/ang217.html
  Форум: История · Просмотр сообщения: #3089 · Ответов: 6 · Просмотров: 31133

KAPELLAN
Отправлено: 7.7.2008, 14:19


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


В таком случае все в порядке - я думаю поставив ссылку на копирайт - ваши права не были ущемлены. Спасибо за статью и соответственно несколько вопросов:
Есть ли у вас,что-либо более детальное? Скажем статуты по Гвардии Королей Английских, по экиперовке, геральдике и т.п.

Спасибо за статью и новый линк.

Мистер Скальд, скажите - это перевод или ваша аналитика по нескольким переводам и статьям?
  Форум: История · Просмотр сообщения: #3064 · Ответов: 7 · Просмотров: 30024

KAPELLAN
Отправлено: 3.7.2008, 17:07


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Весь вопрос в том, на какие сайты вы заходили и каких соответственно клубов(но соблюдая негласное правило не чернить коллег по цеху- отвечать не нужно wink.gif )

Отвечаю по вопросам.
1.Никогда не поздно.Если есть желание и средства.
2.Тренировки проводятся.Они бесплатные.Но по истечении 6и тренировок принимается решение - как Вами, так и членами Клуба - нужно ли вам это и притерлись ли вы к нам.После этого(если все факторы благоприятно совпали) - соискатель принимается в клуб и встает на баланс. Платит взносы и штрафы(такое тоже есть), пользуется имуществом и защитой клуба.
3.Выезжаем по мере сил и готовности, а равно и свободного графика большинства членов клуба, т.к. состав клуба на 80% служащие.
О прошлогодних мероприятиях и их количестве - можете посмотреть фотоотчеты на нашем сайте в разделе Галерея.

Если появилось желание общаться более приватно - милости прошу в клубное ICQ: 377630337
Либо пишите письма: club@brego-weard.com
  Форум: Рекрутмейстер · Просмотр сообщения: #3044 · Ответов: 3 · Просмотров: 28141

KAPELLAN
Отправлено: 3.7.2008, 15:08


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Это именно та статья на которую я опирался ранее. Там есть даже ссылочка. Я просто взял из контекста то, что наиболее заинтересовало нас по датировке. Примерно отсюда:


Цитата(Макс Скальд @ 6.6.2008, 16:12) *
...До появления конных лучников гвардией монарха являлись «сержанты при оружии» (serjeants-at-arms) с булавами и мечами, и пешие лучники-телохранители. Ордонанс 1318 г. установил их численность в 30 сержантов (с тремя лошадьми каждый) и 24 стрелка (по три пенса в день) соответственно...


Внимательнее wink.gif мистер Скальд
  Форум: История · Просмотр сообщения: #3042 · Ответов: 7 · Просмотров: 30024

Закреплено: Представтесь...
KAPELLAN
Отправлено: 3.7.2008, 14:06


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Цитата(Malvani @ 3.7.2008, 11:28) *
Добрый день господа.
... может быть осуществить свою мечту, когда нибудь примерив доспехи. Сюда же пожаловал ради ознакомления, и в поиске ответов на свои вопросы, а так же больше узнать о вас. Рад приветствовать вас.


Нет ничего невозможного wink.gif Добро пожаловать!
  Форум: Караулка · Просмотр сообщения: #3041 · Ответов: 100 · Просмотров: 1627919

Закреплено: Представтесь...
KAPELLAN
Отправлено: 27.5.2008, 13:15


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Привет Глеб!
  Форум: Караулка · Просмотр сообщения: #2891 · Ответов: 100 · Просмотров: 1627919

KAPELLAN
Отправлено: 27.5.2008, 12:02


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Военно исторический фестиваль пройдет 3-6 июля в Яковлевском районе Белгородской области.
ПОЛОЖЕНИЕ
О проведении военно-исторического фестиваля
1. Цели и задачи:
Целью фестиваля является формирование чувства патриотизма у подростков и приобщение их к истокам культуры Белгородчины, России и ее соседей путем наглядной демонстрации воинской культуры и уклада жизни средневековой Руси и Европы.
Соревнования направлены на решение следующих задач:
1.1 Привлечение подростков к систематическим занятиям в военно-исторических кружках, в целях профилактики безнадзорности и правонарушений, воспитания здорового образа жизни.
1.2 Развитие творческих способностей, практических умений и навыков членов клубов военно-исторической реконструкции.
1.3 Выявление и поддержка лучших клубов, повышение спортивного мастерства участников.
1.4 Изучение, обобщение опыта по практической реконструкции предметов средневекового вооружения и быта.

Участники фестиваля
2.1 К участию в фестивале допускаются только клубы и отдельные лица занимающиеся научно обоснованной исторической реконструкцией средневековья.
2.2 К участию в мероприятии допускаются только клубы или отдельные лица, получившие официальное приглашение от оргкомитета.
2.3 Каждый участник обязан иметь комплект одежды и предметов быта, характерный для выбранного им периода, региона и социального статуса. Не допускается ношение предметов повседневной одежды и использование современных предметов быта (за исключением средств личной гигиены).
2.4 Участвующие в боевых мероприятиях обязаны иметь персональный комплект защитного снаряжения и оружия, характерный для выбранного ими периода, региона и социального статуса. Костюм (доспех) считается удовлетворяющим заявленным правилам фестиваля, если с расстояния трех шагов он, без явных изъянов, выглядит соответствующим по фасону, покрою и материалу изготовления выбранной исторической эпохе.
2.5 Каждый участник фестиваля обязан иметь при себе паспорт и полис обязательного медицинского страхования.
2. Условия проведения фестиваля. Определение победителей:
3.1 По итогам фестиваля, клуб имеющий лучший уровень реконструкции быта, костюма и доспехов, а также занявший призовые места в соревнованиях, проявивший наибольшую активность во время фестиваля будет объявлен «лучшим клубом фестиваля». Клубы-устроители фестиваля в общем зачете не участвует.
3.2 Правила бугуртов.
3.2.1 К участию в бугуртах (групповых сражениях) допускаются только мужчины.
3.2.2 Вся поражаемая зона должна быть прикрыта доспехом, обеспечивающим реальную защиту. Качество снаряжения будут оценивать маршалы. В случае, если характеристики доспеха и оружия не будут соответствовать требованиям безопасности или историчности, боец будет дисквалифицирован.
3.2.3 Поражаемая зона: все выше середины бедра за исключением паха, шеи и лица.
3.2.4 Разрешается наносить в поражаемую зону любые рубящие удары, а также удары руками и щитом.
3.2.5 Участник, нанесший удар в непоражаемую зону, дисквалифицируется. За грубое, неоднократное нарушение правил будет нести наказание вся команда.
3.2.6 На бугуртах разрешается использовать одно и двуручное клинковое оружие, а также топоры. Не имеющие острых углов на боевой части и толщиной рубящей кромки не менее 1,5 мм. По своему желанию боец может использовать в комплекте щит, оружие или два оружия.
3.2.7 Проигравшей является сторона: условно прекратившая свое существование как тактическая единица, потерявшая за определенный отрезок времени наибольшее число сражающихся; признавшая себя побежденной; потерявшая свои позиции и рассеянная по заранее оговоренному полю боя.
3.3 Правила мужского турнира.
3.3.1 Турнир проводится в номинации меч-меч.
3.3.2 Разрешено использование только одноручного клинкового оружия, вес которого не должен отличаться более чем на 300 г. от веса оригинала.
3.3.3 Качество снаряжения будут оценивать маршалы. В случае, если характеристики доспеха и оружия не будут соответствовать требованиям безопасности или историчности боец будет дисквалифицирован.
3.3.4 Поражаемая зона – голова, корпус, верхняя треть бедра, руки. Вся поражаемая зона должна быть прикрыта доспехом, обеспечивающим реальную защиту.
3.3.5 Разрешаются только рубящие удары. Засчитываются только четко нанесенные удары с замахом. Швейная машина и летучая мышь не засчитываются. При нанесении обоюдного удара засчитываются оба удара. Допускается захват кисти противника, все остальные приемы рукопашного боя запрещены. Боец, вышедший за территорию поединка, считается проигравшим.
3.3.6 Участник, нанесший удар в не поражаемую зону, будет дисквалифицирован.
3.3.7 Боец имеет право отказаться от поединка, либо остановить его в любой момент без объяснения причины. В любом случае он выбывает из состязания.
3.4 Правила конкурса доспехов и костюма.
В конкурсах кроме непосредственно верхней одежды и доспеха участники могут представить также аксессуары. Рекомендуется иметь при себе паспорт, содержащий источники с фотографиями, на основание которых выполнена реконструкция. Участник должен обосновать свой костюм или КДВ, после чего судьи и зрители будут задавать вопросы. Победителей выявляют судьи.
3. Порядок и сроки подачи заявки:
Каждая команда должна подать заявку, с фотографиями команды, не позже чем за 15 дней до начала фестиваля. По e-mail: osh-belgorod@rambler.ru
4. Условия приема участников:
Участники проживают в собственных шатрах и палатках.
Планируется организация антуражного и неантуражного лагеря(на территории неантуражного лагеря не обязательна реконструкция быта, однако нахождение в костюме, соответствующему региону, времени и социальному статусу обязательно!)
Питание осуществляется за счет участников.
Проезд до г. Белгорода участники оплачивают самостоятельно
Проезд Белгород -фестиваль- Белгород будет осуществляться на автобусах предоставляемых оргкомитетом
5. Награждение:
На военно-историческом фестивале награждаются клуб-победитель «общего зачета», 1-3 места турнира, женского и мужского конкурса костюмов и конкурса доспехов. Кроме того всем победителям будут выданы памятные грамоты. Так же памятные грамоты получат все команды – участники.
6. Руководство и организация фестиваля:
Организаторами фестиваля являются КИР «Дружина», ОСХ, администрация Яковлевского района Белгородской области, МОУ ДОД СЮТ (г. Белгород).
  Форум: Герольдмейстер · Просмотр сообщения: #2889 · Ответов: 4 · Просмотров: 16101

KAPELLAN
Отправлено: 24.4.2008, 15:08


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Средевековые Европейские Армии

От переводчика/немного редактора:

Я не являюсь профессиональным переводчиком. Просто как-то раз возникло немного свободного времени/желания, и вот так получился перевод заинтересовавшего меня текста "Medieval European Armies" серии "Men-at-arms". Посему призываю к снисхождению за качество перевода, и советую обратить внимание на нижеследующее. Ряд непереведенных терминов, в том числе и не на английском, следовал на языке оригинала, иногда сопровождаемыъх курсивом в скобках на русском как предположительное значение. Подозрительные в точности перевода фразы напечатаны по тексту курсивом. Ряду имен собственных - географических мест, имен и фамилий - а также некоторых исторических терминов (вроде Free Companies - "Свободных Рот"), в переводе которых я сомневался, следовало в скобках их написание на языке оригинала. Кроме того, некоторые представляющие интерес термины сопровождались в скобках написанием на английском: хорошим здесь примером может послужить разница в написании "копья" для пехотных войск как 'spear', и для кавалерии как 'lance'. Был бы весьма признателен получить от уважаемых господ читателей разъяснений по поводу лакун, возникших по причине скудности моего языкового багажа.

С уважением и еще раз мольбой о снисхождении, Harold Joker.

Введение

На протяжении периода 1300-1500 гг. фактически непрерывные боевые действия свирепствовали в Европе: Столетняя Война между Францией и Англией; Шотландские войны и Война Роз в самой Англии; борьба за политическую и религиозную свободу от феодальных сюзеренов в Швейцарии, Богемии и Фландрии; возникает продвижение турок в Венгрии; соперничество между городами-государствами, республиками и папскими территориями в Италии; гражданские войны и борьба против мавров в Испании; вторжение Франции в Италию в конце XV-го века. Эти войны были горнилами, в которых выковывались многие современные европейские нации. Параллельно с этим происходило развитие национальных армий с целью защиты вновь приобретенных границ и независимости, возникали и совершенствовались новые виды оружия, которые влекли за собой изменения в тактике боевых сражений. Однако в течение всего этого периода сохранялся и старый феодальный метод поднятия армии.

Поднимаемая феодальная армия

Согласно существовавшей в те времена феодальной системе, все земли внутри королевства являлись собственностью монарха. Он содержал значительные владения для обеспечения себя личными приверженцами и королевскими доходами, но на преобладающую часть королевства предоставлялся доступ крупных поместий знатных дворян нобилей при условии, что последние будут содержать определенное число людей для защиты государства. Эти основные арендаторы Короны удерживали себе часть своих земель и сдавали в поднаем остатки земельных владениях с тем требованием, чтобы каждый нобиль или рыцарь, который будет владеть таким имением, обеспечивал бы соответствующую пропорцию в вооруженных силах, необходимые основному владельцу для службы королю. Некоторые основные арендаторы, в частности, священнослужители и немецкие бароны, предпочитали сохранять личную власть над всеми своими землями, обеспечивая квоту рыцарей путем найма, эти люди были известны как household knights (придворные рыцари). Каждый субарендатор сдавал в аренду фермы своего манора (феодального поместья - manor) копигольдерам<A href="http://www.hospitaller.13c.ru/articles/mea/index.html#c1">1, кои обязывались обеспечить феодала соответствующим войском и собираться под его знамя, когда тот позовет их на военную службу.

Таким образом, каждый манор обеспечивал отряд солдат, известный как свита (retinue). Мелкие фермеры и личные слуги (вассалы - retainers) рыцарей, входившие в ее состав, сражались в пешем строю, были одеты в кожаные куртки (чаще без рукавов - jerkins) и вооружены копьем (spears) или луком (bows). Два или три из них были быть более важными копигольдерами, экипированные в набитых волосом и стеганых доспехах, защищающих туловище (padded and quilted body-armour), и стальных шлемах (steel helmet). Младшие братья или сыновья феодала были представлены как тяжеловооруженные воины (men-at-arms) и оруженосцы (squires) верхом на лошадях, вооруженные копьем (lance), мечом (sword) и щитом (shield), и практически в таких же доспехах, как и он сам. Непосредственно сам рыцарь был верхом на боевом коне, полностью в доспехах и вооружен копьем (lance), мечом и щитом. (В середине XIV века свита Ричарда Лорда Тальбота (Talbot) составляла 14 рыцарей, 60 оруженосцев и 82 лучника; тогда как у Джона де Вере (de Vere), графа Оксфордского, была 23 рыцаря, 44 оруженосца и 63 лучника). Такие свиты объединялись с целью составления войска, каковое основной арендатор обязан был предоставить своему правителю, и из войск всех основных арендаторов сформировывалась армия королевства.

Субарендаторы участков земли меньше рыцарского манора были известны как сержанты, то есть конные солдаты ниже сословия рыцаря. Звание сержанта не существовало в Англии, но на Континенте эти люди требовались для обеспечения необходимого количества пехоты, а также для целей руководства местными войсками или несения знамя лорда. В целом эти обязанности зависели от размера имения. Сержанты были экипированы таким же образом, как и рыцари, но обычно имели меньше доспехов и ездили на более легких, не армейских конях. Данных сержантов не надо путать с sergeants-at-arms, являвшимися членами королевской личной охраны, первоначально образованной Филиппом Августом (Philip Augustus) Французским и вскоре скопированными другими европейскими правителями. Sergeants-at-arms вместе с придворными рыцарями короля образовывали элитный отряд из сражающихся людей вокруг персоны монарха, и до появления постоянных армий они обеспечивали центр для всех армий, поднимаемых государем.

Кроме этого, правители большинства стран имели право в чрезвычайных случаях призывать скопом (en masse) всех годных к службе мужчин как пеших солдат. В Англии это называлось Posse Comitatus, войска графства (county) или центрального графства (shire) под командованием шерифа. В Священной Римской Империи это войско называлось Herrban; во Франции как Arriere-ban. Люди обычно обязаны были вооружать себя самостоятельно согласно собственному благосостоянию. Как правило, такой человек представлял из себя легкого пехотинца с луком или копьем (spear), или средневооруженного пехотинцем в кольчуге типа хауберг (mail haubergeon) или кожаной куртке, стальном шлеме, с копьем и щитом.

Протяженность обязательной службы в поле такими войсками немного варьировала от страны к стране, но в среднем была ограничена сорока днями. Служба могла быть увеличена путем денежных платежей отрядам. Многие с неохотой оставляли свои земли на длительные периоды, что создавало чрезвычайную трудность для сохранения армии в поле на любую длительность времени. Крестьянское ополчение (peasant levy) не было обязанным служить за пределами своей страны, и часто до двух третей рыцарей игнорировали призыв в армию, предпочитая платить штрафы или денежный налог за освобождение от воинской службы, и это позволяло монархам нанимать небольшое число профессиональных солдат на их место.

Англия, Франция, Сицилия и южная Италия, Скандинавские страны, различные герцогства и графства Священной Римской Империи следовали данной феодальной системе, но так как феодализм был основан на сельском обществе, то она не получила существенного развития в северной Италии и Фландрии, где богатство и влияние городов часто было большим, чем лордов. Многие нобили оставляли свои владения с целью занятия торговлей в богатых городах, предоставляя таким образом этим городам контроль за окружающей сельской местностью. В Италии такими городами были Флоренция, Венеция и Генуя; во Фландрии Ипр (Ypres), Гент и Брюгге. Эти города и множество других больших городов в Европе давали третий тип боевых людей - городская милиция (city militia). В отличие от феодального ополчения, городская милиция была постоянным войском, предназначенным для выполнения своих обязанностей, включая поддержание порядка в городах, содержание гарнизона в городских замках, защищавших торговые пути и порты, а также охрану границ государства или республики. Городская милиция могла иметь несколько форм воинской повинности или быть на чисто добровольной основе, но так или иначе солдаты здесь были экипированы и выучены лучше, чем крестьянские ополченцы, и принято считать, что они были равными профессиональной наемной пехоте.

В Испании испанцы и мавры вели военные действия легкими набегами с грабежом как основной целью, и вследствие этого испанские рыцари предпочитали носить более легкую экипировку, чем в остальных частях Европы, и ездить верхом на арабских лошадях. Конница рангом ниже рыцаря была вооружена только копьем (lance), метательными копьями (javelins) или дротиками (darts), и кинжалом (knife). Пехота состояла из копейщиков (spearmen), лучников (archers) и метателей из пращи (slingers). Партизанская война гнала население с земли, и во многих отношениях Испания походила на северную Италию, с некоторым количеством более или менее независимых городов, но - в отличие от Италии - остающимися под королевским владычеством. По причине этого феодализм не был таким строгим в Испании как в Англии, Франции и Германии, хотя количество рыцарей и значительно возросло вследствие многочисленности испанских и португальских военных.

В течении XIV и большей части XV веков Кастилию и Арагон терзали гражданские войны, и города сформировали милицейские войска для собственной защиты. Они были известны как Hermandades в Кастилии и Comunidades в Арагоне. Это создавало ситуацию, в которой должны были подниматься четыре различные силы: королевские, баронов, воинские ордена (military orders) и городов. Войска защищали друг друга в различных сочетаниях.

Наемники

В теории феодальная система давала право королю на созыв крупных отрядов пехоты и конницы, но на практике ни на какие войска нельзя было серьезно полагаться. Помимо отказа от ответа на призыв к войскам и трудности с содержанием их в поле на срок более сорока дней, те из них, кто отвечал на вызов, часто ссорились между собой, создавая невозможным контроль за армией как единым организмом. Крестьянское ополчение была слишком бедно экипировано, не тренировано и в тот период, когда национальное самосознание еще не сформировалось, обычно не пылало излишним энтузиазмом по отношению к участию в войне.

На протяжении XI века военные лидеры признали, что эффективная армия не может быть поднята благодаря только феодальной системы, и начали применять отряды наемников (mercenaries), которые были более эффективны, лучше снаряжены и более готовы к сражениям, чем ополчение. Эти войска были в основном брабантскими копейщиками (Brabancon spearmen) и гасконскими арбалетчиками (Gascon crossbowmen), которые были экипированы кольчугами типа хауберг, шлемами и щитами. К середине XII века пехота большинства армий укреплялась солидным отрядом таких наемников, и к концу следующего века платеж солдатам, и наемникам и ополчению, становится стандартной практикой в порядке сохранения армии в поле для ведения длительных военных кампаний.

К концу XIII века города-государства северной Италии истощились в постоянных войнах друг с другом за господство, и оставили свою независимость местным сеньорам (signori), таким как Estes of Ferrara, Висконти (Visconti) Миланские и Медичи Флорентийские. Когда эти феодалы захотели осуществить увеличение своих территориальных владений, то вскоре обнаружили, что городская милиция не отвечает требованиям ведения больших войн, тогда как недостатком экстенсивной феодальной системы было относительно немного имеющейся в наличии тяжелой (heavily armoured) кавалерии. Вследствие этого, в первой четверти XIV века сеньоры начали набирать отряды иностранных наемников, в основном выходцев из Германии. Эти отряды, известные как compagnie di ventura (companies of fortune - роты удачи), имели в своем составе от пятнадцати до сотни плохо вооруженных людей, которые по окончании службы возвращались к более привычному занятию - грабежу и разбою.

Первым крупным хорошо дисциплинированным и экипированным войском наемников была Великая Рота (Great Company) из 6000 немцев и швейцарцев под командованием Werner von Urslingen. Эта компания сражалась в Италии за различные клики вплоть до 1351 г. Столь же значительной ротой, но несколько более позднее, была Большая Рота (Grand Company) Fra Moriale (он был изгнан из Order of St. John), насчитывавшей 7000 тяжеловооруженных всадников (men-at-arms) и 2000 арбалетчиков. Это подчеркивание тяжелой кавалерии, поддерживаемой меньшим числом арбалетчиков и копейщиков, является типичным для большинства рот удачи на протяжении XIV и XV веков, и по существу отражало феодальный характер итальянских армий того периода времени.

Во второй половине столетия итальянцы начали формировать свои собственные роты, наиболее достойной внимания из которых была Рота Св. Георгия (Company of St. George) под командованием Alberico, Count of Barbiano. К исходу XIV века в Италии образовались целые армии таких наемников, просуществовавшие до конца XV века.

Капитанами (captains) рот наемников были наиболее умелые воины, часто члены семей сеньоров или их соперников за власть. Размер роты зависел от славы капитана и способности изыскать денежные средства на оплату таковой. Условия применения также были обусловлено вышеозначенной репутацией и качеством снаряжения личного состава. Капитан гарантировал своим людям оплату, даже когда рота была безработной. Данное соглашение было известно как condotta, от которого родилось понятие condottieri (кондотьер) для именования командиров.

В тот же период, когда condotta начинала образовываться в Италии, три Эдуарда Английских делали первые шаги по направлению к разработке чисто наемной армии. Эдуард I (1272-1307 гг.) предпринял попытку увеличить численность кавалерии путем создания военной службы для землевладельцев имений, приносящих оброка (render) более 20 фунтов в год, но этот шаг встретил сопротивление. Эдуард III (1327-77 гг.) попытался организовать хорошо экипированные войска пехоты путем введения оплаты общинами личного состава ополчения своего графства, но также встретил сопротивление населения. Вследствие этого во все более увеличивающемся масштабе Валлийских и Шотландских войн конца XIII и начала XIV веков работа была предоставлена наемникам. В течение Столетней Войны (1337-1453 гг.) английские армии во Франции составлялись практически исключительно из оплачиваемых людей. Так как Великая Хартия вольностей (Magna Carta) запрещала королям Англии широкое применение иностранных отрядов, то наемники были по большей части англичанами - и таким образом возникла небольшая, но профессиональная армией оплачиваемых добровольцев. Стрелки из больших луков (longbowmen) были отобраны на деревенских соревнованиях лучников, где люди состязались за честь быть отобранными. Подобная форма отбора была неизвестна в других частях Европы.

В 1341 г. Эдуард III ввел систему письменных связующих контрактов между Короной и видными капитанами, создающую профессиональную армию. Данный метод вскоре распространился в северной и западной Европе, стал стандартной практикой к концу XIV века и использовался вплоть до появления постоянных армий. Согласно этой системе, капитан заключал договор с королем о предоставлении определенного числа людей на место сбора к установленному сроку. Контракт предписывал, какой продолжительности будет служба (традиционно минимум сорок дней и максимум год), размер оплаты, обязанности и привилегии. Эти роты обычно состояли из тяжеловооруженных всадников, конных и пеших лучников, а также копейщиков. Первый частичная выплата их жалования обычно происходила капитаном роты, король давал гарантии возместить деньги в момент зачисления на службу, или вскоре насколько данный срок мог быть приемлемым.

В XIV веке ни Франция, ни Англия не имели финансовых ресурсов для участия в длительных военных действиях, однако использование наемников в кампаниях Столетней Войны привело к образованию больших армий, притягивающих людей со всей Европы. Так как наемники не имели иных средств, кроме как заработанных в войне, то их было чрезвычайно трудно расформировать по завершении компании. Работодатели часто затем вынуждены были искать им службу в другом месте в порядке предотвращения опустошения разбойниками собственных стран. После разгрома Франции в битве при Пуатье (Poitiers, 1356 г.), имеющего в результате взятие в плен французского короля, крушение закона и порядка, значительное количество таких банд, известных как Free Companies (Свободные Роты), прибегли к разбою. Существуют сведения, что военные трофеи были достаточно стоящими, чтобы сделать разбойников достаточно богатыми и без найма нобилям и королям. Эти бандиты (brigands) обычно устраивались в какой-нибудь крепости и терроризировали окружающую сельскую местность в обкладывании дани, захвате с целью выкупа любого богатого, проезжающего через подконтрольную территорию, а иногда объединялись с другими ротами для разграбления слабо укрепленного города.

В попытке вывести из Франции этих разбойников, в 1361 г. Marquis of Montferrato нанял большое число французских, английских и немецких рот и попробовал захватить герцогство Милан. Крупная банда, известная как Guglers, под руководством Enguerrand de Coucy направилась в Швейцарию, где была практически целиком уничтожена жителями Берна. Sir John Hawkwood привел свою Белую Роту (White Company) из 2500 тяжеловооруженных всадников и 2000 стрелков из большого лука и сражался с Пизой, Миланом и Флоренцией вплоть до своей смерти в 1394 г. Великая Рота (Great Company) прибыла в Авиньон и вынудила Папу Римского заплатить значительную сумму денег. Позднее Bertrand du Guesclin, в последствии Коннетабль Франции, возглавил ее по ту сторону Пиренеев в 1364 г. для поддержки Генриха Кастильского (Henry of Castile) в борьбе против Педро Жестокого (Pedro the Cruel). Черный Принц (Black Prince) нанял остальные Свободные Роты и направил в Кастилию в 1367 г. для оказания помощи Педро, и в последовавших войнах роты обеих конфликтующих сторонам были практически истреблены.

Эти действия в какой-то степени сдерживали хаос во Франции, но поощряли распространение Свободных Рот в остальных частях Европы. Банды продолжали грабить Бретань и Нормандию и сражаться по ту сторону границ Лангедока, где вплоть до окончания Столетней Войны в 1453 г. всегда можно было найти английские роты для битв с войсками французского монарха.

К концу Столетней Войны Англия была в хаосе, население протестовало против тяжелых налогов, нобили улаживали свои ссоры посредством личных войн, и соперничество между Домами Йорк и Ланкастер неуклонно вели к Войне Роз (1455-85 гг.). Много вернувшихся из Франции солдат нашли работу в частных армиях знатных дворян. Король, не имеющей постоянной армии, был способен контролировать излишне вольных нобилей только путем использования оставшихся лояльных армий, и это ослабление королевской власти привело к коррупции в судах права. Всякий раз, когда интересы землевладельцев были вовлечены в судебные процессы, соперничающие отряды вооруженных людей приезжали в главный город графства и запугивали свидетелей, судей и присяжных.

Так как правосудие было недоступным для небольших землевладельцев, то значительное число иоменов и мелкопоместных дворян обращались к нобилям для защиты и вступали в контракт, известный как Livery and Maintenance (Ливрея и Содержание). Посредством данного контракта они обязывались носить ливрею и значок нобиля, а также сражаться под его руководством столько времени, сколько потребуется, и при возвращении к прежней деятельности могли получить защиту от феодала всякий раз, когда она будет нужна. Эти крупные частные армии, а также отряды контрактников, поднимаемые Короной, сформировали основную массу сражающихся людей в Войне Роз. Королевское или феодальное ополчение созывалось только в моменты величайшего кризиса.

Первые национальные армии

В 1291 году три швейцарских лесных кантона Uri, Schwyz и Underwalden создали лигу против господства Домов Габсбургов (Habsburg) и Савойи (Savoy). В XIV веке начались войны за освобождение от Священной Римской Империи, которые велись вплоть до 1499 г. После ранних побед Люцерна и Цюрих начали работу в лиге по формированию конфедерации людей, говорящих на разных языках, но способных сплотиться в единую нацию. В первой половине XIV эта новая нация выковала из крестьян национальную армию пеших солдат, которая оказалась способной постоянно побеждать в открытом поле над рыцарством Священной Римской Империи. После убедительной победы над Бургундией в военной компании 1476-77 гг. Швейцария начала сдавать в наем свою пехоту другим европейским странам, и вскоре швейцарцы были признаны как элитная пехота Европы, превосходившей все остальные пехотные соединения и большинство кавалерийских вплоть до XVI века.

Другие национальные армии не появлялись в Европе до 1419 г., пока не начались Гуситские Войны (Hussite Wars) между населением Богемии и Священной Римской Империей, также за религиозную и политическую свободу. Рыцарство противника превосходило численностью чешское рыцарство как несколько сотен к одному, крестьяне и бюргеры были плохо вооружены и не дисциплинированы. Задачей по созданию национальной армии из такого малообещающего материала занялся Ян Жижка (Jan Zizka), накопивший военный опыт в сражениях за поляков против Тевтонского Ордена и за англичан в битве при Азенкуре (Agincourt, 1415 г.). Под его жесткой дисциплиной все взрослое мужское население Богемии было мобилизовано на военную службу, дающую возможность собирать крупные армии в сравнительно небольшом государстве. Пока половина этой армии сражалась, вторая половина обрабатывала землю, периодически они менялись местами. Эта армия победила в более чем пятнадцати сражениях и незначительных боевых действиях в свои первые четырнадцать лет существования, но постепенно моральная сила ослабла от пережитых страданий, и вынужденные потери в живой силе были возмещены наемниками.

Одержанные под руководством Жанны д'Арк (Joan of Arc) победы Франции над Англией в 1430-е гг. привели к перемирию, длившемуся с 1444 по 1449 гг.. Карл VII Французский использовал эти годы спокойствия для реорганизации своих войск. В 1439 согласно Ordonnance sur la Gendarmerie (что-то вроде "Указа о Жандармерии" - прим. переводчика) он сделал первый шаг к формированию национальной армии, возглавляемой королевскими офицерами, финансируемой за счет королевских налогов, и в это же время запретил своим нобилям поднимать отряды без официального королевского разрешения. Король усмирил поднявшийся было мятеж среди нобилей, что оставило монарха в положении силы и на прямом пути Франции к первой европейской нации, имеющей короля и постоянную армию, в отличие от "народных" армий Швейцарии и Богемии.

Целью Карла было поднять политическую силу для подавления Свободных Рот и обеспечения ядра для армии, с которой можно будет побеждать последующие английские вторжения. Покидающим бандитские Свободные роты была гарантирована амнистия, и под руководством Коннетабля de Richemont и графа de Dunois к 1445 году были сформированы пятнадцать Compagnie d'Ordonnance du Roi ("Рот Королевского Ордонанса" - снова бредит переводчик), каждая под командой нобиля, назначенного согласно его лояльности и военным умениям, и роты стали известны по именам этих командиров. (Пошлый пример не к месту из несколько более позднего периода времени: вспомните мушкетеров роты господина де Тревиля... - замечает неуемный переводчик.) Эти роты, позднее увеличенные до двадцати, сформировали королевскую кавалерию. Они размещались в стратегически важных городах и в мирное время финансировались за счет провинций.

В 1448 году появился другой закон, по которому было создано пешее ополчение (infantry militia) - Franc-archiers. Каждая группа из пятидесяти домов снаряжала, экипировала и оплачивала лучника или арбалетчика, и согласно этому закону Карл создал постоянную, хорошо вооруженную и тренированную армию численностью порядка 8000 пехоты. В течение этого же периода времени была организована Королевская Артиллерия и обучена господами Gasper и Jean Bureau, которые дали Франции наиболее технически совершенную и эффективную артиллерию в Европе.

В последних кампаниях Столетней Войны пехота, кавалерия и артиллерия Королевской Армии Франции постоянно одерживали победы, разбивая англичан в поле и отвоевывая замки и города один за другим. К завершению войны Франция имела регулярную армию как минимум в 12000 тяжеловооруженной кавалерии и арбалетчиков. Для вторжения в Италию в 1494 г. эти войска были дополнены гасконскими арбалетчиками (crossbowmen), а также немецкими и швейцарскими пикинерами (pikemen) и алебардщиками (halberdiers).

Другая форма 'национальной' армии была создана в Венгрии во второй половине XV века. В 1309-82 гг. Венгрией правили два Angevin (Анжуйские ?) короля, Роберт и Людовик, которые укрепляли военные ресурсы королевства путем усовершенствования феодальной системы, устанавливая военные порядки и мобилизуя большую личную охрану (bodyguard). Эти войска были подобны феодальной кавалерии Османских Турок до начала XV века, когда турки использовали значительное число пехоты - знаменитых янычар (Janizaries), вооруженных арбалетами. (Сулейман Великолепный (Suleiman of Magnificent), султан в 1520-66 гг., имел около 12000 янычар). Поскольку венгры не имели национальной пехоты за исключением крестьянского ополчения, они начали приглашать наемников, в основном пикинеров и аркебузиров (arquebusiers). Матвей Корвин (Matthias Corvinus), мечтавший об объединенной центральной Европе под его правлением, унаследовал эту армию при восшествии на престол в 1458 г., и с 1468 г. использовал для создания серии завоеваний Богемии, Моравии, Силезии и Австрии. Для целей захвата Австрии и ее последующего сохранения он организовал постоянную армию из наемников, в основном набранных в Силезии и Моравии, известную как Черная Армия. Она в принудительном порядке финансировалась за счет налогов с каждого нобиля, чьи свиты составляли феодальную армию королевства.

Испанская Гранада была отобрана у мавров в ходе Реконкисты (Reconquista) в 1481-91 гг. Испанские армии того периода состояли из большого числа крестьянских рекрутов, усиленных швейцарскими пикинерами (pikemen), немецкими и итальянскими артиллеристами (artillery specialists), английскими лучниками (archers) и алебардщиками (billmen), французской тяжелой кавалерией (men-at-arms) и немецкими аркебузирами (arquebusiers). Городская милиция была заново объединена под командованием королевских офицеров в организационной форме Santa Hermandad и послужила началом для образования национальной армии, финансируемой за счет налогов не только от бюргеров, но также с духовенства и нобилей.

Наемные швейцарские пикинеры руководили испанцами при создании их собственных рот пикинеров и другими поднимаемыми на воинские дела ротами из вооруженных мечами солдат (swordsmen), например, когда в последней декаде века возникла большая потребность в испанской пехоте для войны в Италии.

Другая национальная армия появилась в конце XV века, и была организована Максимилианом I, королем Германии в 1486-1519 гг. Максимилиан использовал как основу для создания армии наемников, известных как ландскнехты (Landsknechts), формируя отряды пикинеров в подражание швейцарцам. По восшествию на трон Максимилиан наделил полномочиями своих капитанов поднимать 'полки' из наиболее приемлемых рот Ландскнехтов, и в течение этого периода он создал из этих наемников организованную, хорошо дисциплинированную армию, поощряя рыцарей служить в ее рядах и нобилей командовать ей. Когда Максимилиан стал Императором Священной Римской Империей в 1493 г., он попытался создать и постоянную имперскую армию, но князья Империи отказывались служить в армии или уплатой налогов поддерживать ее. После смерти Максимилиана в 1519 г. ландскнехты вернулись в привычное состояние наемников и разбойников.

Организация

В рассматриваемый период времени средневековые армии на поле битвы обычно распределялись на три подразделения: Авангардное Войско (Vaward or Vanguard Battle), Основное Войско (Main Battle) и Тыловое Войско (Rearward Battle), иногда еще с небольшими отрядами, действующими под руководством своего командира. Войска всегда шли в походе именно таким порядком, и обычно строились для битвы с Основным Войском в центре, Авангардом справа и Тыловое Войско слева. (Тыловое Войско не надо путать с арьергардом (rearguard), который являлся специально отобранным войском для защиты тыла отступающей армии.) (Маленькая путаница в английской терминологии... - печально вздохнул переводчик.) Когда не хватало пространства для подобного развертывания, Войска могли быть размещены в две передние линии и одну в резерве, или в три следующие друг за другом линии. Далее более подробно рассказано о различных боевых единицах, действующих в каждом войске.

Кавалерия

Наименьшая боевая единица кавалерии называлась "копье" (lance), не путать со свитой, включавшей также и пехотинцев, и обычно распределялась в точке сбора в порядке группировки отрядов в более удобные соединения различных родов войск. Английское копье теоретически состояло из рыцаря, тяжеловооруженного всадника (man-at-arms) и двух лучников верхом: Чосер (Chaucer), творивший около 1360 г., упоминает только рыцаря (knight), оруженосца (squire) и одного лучника верхом (mounted archer). Французское копье "образца" 1450 года включало тяжеловооруженного всадника, оруженосца, и трех верховых лучников или двух верховых лучника и одного hobilar (легкого кавалериста). В Италии начальная единица описана для рот удачи как barbuta из верхового сержанта и тяжеловооруженных всадников. Это было изменено в 1350-е в копье из тяжелых кавалеристов, оруженосца, и мальчика или пажа.

В Италии пять копий создавали posta, и пять posta создавали bandiera (флаг), т.е. боевую единицу из двадцати пяти кавалеристов. Согласно королевскому ордонансу от 1351 г., французская кавалерия была сгруппирована в "эскадроны" ('squadrons') (routes) определенной численности, но это число не установлено. В Англии величина таких эскадронов варьировала от двадцати пяти до восьмидесяти человек, в среднем около пятидесяти, под командованием рыцаря, несущего pennoncelle (флажок) на своем копье. В византийской армии такого командира называли Vintenaries, означающее "пятьдесят", и это было первоначальной величиной для эскадрона. Византийские военные методики были одни из наиболее передовых в Восточной Европе, используя как сохранившиеся Римские сочинения по военному искусству, так и практический приобретенный в военных походах опыт, и высокое положение Vintenary достаточно часто упоминается в английских документах того времени.

Некоторые такие эскадроны, объединявшие от двух до трех сотен человек, создавали эквивалент современного кавалерийского полка. В битве при Банэксберне (Bannockburn, 1314 г.) 3000 английских кавалеристов были разделены на десять 'войск' (battle), каждое по 300 человек. Эти войска были затем сформированы в обычные Авангардное, Основное и Тыловое Войска, кавалерия в каждом случае в трех соединениях, с десятью войсками, действующими как авангард. Эквивалентным византийским соединением было bandon из 450 человек; Compagnie d'Ordonnance du Roi (Рота Королевского Ордонанса) в середине XV века включала 500 человек, 100 копий по пять человек. "Полк" возглавлялся рыцарем-бакалавром (knight bachelor), обладающим правом на ношение знамени.

Два или три таких "полка" обычно объединялись под руководство командира Войска, как при Банэксберне. Таким командиром мог быть король, принц или нобиль, всякий, кто мог нести собственное знамя и штандарт для объединения своих отрядов. С 1350-х командование Войском могло также быть поручено рыцарю положением ниже чем нобиль, который имел ценный военный опыт, или мог привести на поле битвы значительное количество людей. Такие командиры были известны как рыцари-знаменосцы (knight banneret), и им также разрешалось ношение знамени и штандарта.

Таким образом, кавалерия состояла из нобилей, рыцарей, сержантов, оруженосцев, тяжеловооруженных всадников, легких кавалеристов и верховых лучников, и теперь необходимы некоторые разъяснения, что обозначает каждый из приведенных терминов. Нобили и рыцари были различного положения, каковое можно точно назвать: бароны, графы (count - не английский титул, earl - английский), герцоги, принцы (князья - princes) в титулованном дворянстве; рыцари-знаменосцы, рыцари-бакалавры и просто рыцари. Эти люди были офицерами в армии, сражающимися на военной службе вместе с придворными рыцарями и наиболее бедными рыцарями. Они и их кони были наиболее тяжело покрыты броней. Сержантами были все положением ниже рыцаря, кто имел экипировку рыцаря или наиболее легкую ее форму. Их лошади были меньше рыцарских и не несли защиту.

Оруженосцы (squire) являлись людьми, отданными в обучение рыцарям, и были экипированы подобно сержантам. Старший оруженосец (senior squire) был известен как оруженосец тела и всегда сопровождал лорда в битве. Первоначально обязанности оруженосцев были достаточно многочисленны: помогать своему лорду надевать доспехи; подавать ему новое оружие взамен сломанного или утерянного; доставлять свежую лошадь, если лорд был спешен; брать на себя заботу обо всех пленных, захваченных лордом; освобождать лорда, если он был захвачен; вынести его с поля, если он ранен; оказывать ему помощь, если внезапно лорд был атакован несколькими людьми; и в свите лорда действовать как младший офицер (subaltern). Тем не менее, существующие факты заставляют сделать предположение, что с середины XIV века большинство этих обязанностей стали чисто символическими, и оруженосцами полагалось обеспечивать войска средней кавалерии наравне с сержантами.

Термин тяжелого кавалериста (man-at-arms) по-настоящему применим ко всем сражающимся верхом людям, которые были в доспехах, но так и рыцаря можно назвать тяжеловооруженным кавалеристом, посему тяжелым кавалеристом не был обязательно рыцарем, а вероятно сержантом или оруженосцем. Таким образом сержанты и оруженосцы, которые обычно сражались в рядах, следующими за первой линией из нобилей и рыцарей, составляли основную часть - рядовой состав - кавалерии.

Легкая кавалерия была представлена hobilars, понятие предназначенное для бездоспешных копейщиков (spearmen) или лучников (archers) верхом на небольших, легких лошадях. Они использовались как верховые курьеры (dispatch riders) и разведчики (scouts) и обычно действовали несколько в стороне от сражающейся кавалерии. Они не были кавалерией в привычном понимании, более родственные пехоте верхом, использующей своих лошадей только для переезда к месту боевых действий, хотя иногда использовались и как легкая кавалерия в преследовании отступающего врага.

Эдуард III в 1334 г. создал род войск (corps) конных лучников в порядке достижения наибольшей мобильности в приграничных войнах с Шотландией. Тактическое использование большого числа лучников с поддержкой тяжеловооруженных всадников в течение Столетней Войны создало то преимущество, что оба рода войск могли передвигаться с одинаковой скоростью, и по этой причине в XIV веке значительное число английских лучников были конными. Со второй половины века некоторые французские пехотные войска также были посажены на коней, с целью получения возможности вступать в бои с наиболее мобильными "летучими колоннами" ('flying columns') английских всадников.

В описываемое время использовались три различных типов лошадей: высокий и тяжелый боевой конь (destrier), предназначенные только для турниров; худая порода лошадей, называемая rounsey, на которых ездили все отряды в военной кампании; и рысак (courser), который был высотой около 15 ладоней (hands) и обладал признаками хорошего скакуна. Последний был строевым конем рыцаря и велся на поводу оруженосцем (в действительности, вероятно пажом), до тех пор, пока не надвигалась битва и когда рыцарь не сменял лошадей.

Пехота

Существовало несколько различных видов пехоты: тяжелая пехота в форме полностью бронированных (fully armoured), спешенных тяжелых кавалеристов (men-at-arms); средняя (medium) пехоты из профессиональных частично бронированных солдат, таких как арбалетчики, копейщики (spearmen) и городская милиция; а также легкая пехота из лучников, копейщиков без доспехов или метателей дротиков (javelin-men), метателей из пращи (slingers) и толпы ополченцев, вооруженных грубым оружием, чаще всего сельскохозяйственным инструментом, насаженным на длинное древко.

Ополчение набиралось в разных точках в "роты", но в сражении эти роты оказывались соединенными в легкие отряды с небольшой или вовсе отсутствием способности маневрировать в боевом порядке. Поскольку в основном они держались в тылу, то обычно не играли решающую роль в сражении, и либо их громила кавалерия побеждающего противника, либо они помогали в преследовании и уничтожении проигравшей пехоты. Если они ввязывались в ближний бой (melee) с кавалерией, то были достаточно смертоносными, могли отрубать ноги человека длиннодревковым оружием и топорами, калечить лошадей длинными ножами или беспокоить их копьями. Прежде чем начиналась битва, лучники (bowmen), метатели из пращи и метатели дротиков из ополчения применялись в свободном боевом порядке как застрельщики (skirmishers) впереди основной линии своих войск. В частности, швейцарцы придавали большую важность застрельщикам, и часто использовали до четверти своей армии в этой роли.

Милиция и наемники, которые образовывали основное ядро пехоты, имели определенную систему рот. Профессиональная пехота французской армии в XIV веке состояла из копейщиков и арбалетчиков, организованные в роты приблизительно из тридцати человек, каждая рота под командованием констебля (constable), несущего флаг на своем копье. В английской армии пехота также иногда была под командованием констеблей, и к концу XII века constabulary пехоты Уэльса насчитывала 500 человек, и это представляется постоянным размером для боевых единиц пехоты того времени. (Когда английская армия переправилась через реку Сомму (Somme) на пути к Айзенкуру, авангард состоял из 500 спешенных тяжелых воинов).

Английские стрелки из больших луков (longbowmen) были организованы в роты, набранные из жителей церковного прихода (parish area) под командованием Master bowman (Главного Стрелка), роты распределялись для каждого из трех Войск и ставились под общее командование рыцаря или сержанта. В течение правления Эдуарда III было сформировано войско из 120 стрелков, именуемые Archers of the King's Guard (Лучниками Королевской Гвардии) из лучших стрелков королевства, действующее совместно с sergeants-in-arms и придворными рыцарями. Французы скопировали эту идею во второй половине столетия, создав мобилизуемый род войск, известный как Scottish Archers of the Guard (Гвардия Шотландских Лучников).

Швейцарская фаланга (phalanx) пикинеров была также сформирована из дисциплинированных рот, собранных из людей одного кантона - наименьшее территориальное подразделение, подобное английскому приходу (округу - parish). Роты были сгруппированы в три колонны, число людей в каждой варьировалось в зависимости от общей численности армии; поначалу предположительно 500 человек, позднее пять или шесть тысяч. Каждый кантон избирал своего капитана, и капитан каждой колонны выбирался из этих капитанов.

Армии гуситов были организованы на основе повозки как базовой боевой единицы, каждую повозка и ее кучера сопровождало около десяти человек с пиками и цепами (flail) для охраны расстояния между повозками, и десять лучников, handgunners (воинов с ручной артиллерией) или арбалетчиков находились непосредственно в повозке. Ландскнехты были организованы в "роты" численностью порядка 400 человек, и эти роты были сгруппированы в три фаланги подобно швейцарским. Испанская пехота конца XV века подразделялась на 'coloncies' из 1000 людей, состоящие из четырех роты по 250 человек, одна вооруженная мечами и баклерами (небольшими круглыми щитами - bucklers), одна пиками, одна аркебузами, и четвертая как легкая кавалерия, или ginetes.

Артиллерия

Самый запутанный кусок текста. Простите меня, люди! Неискренне кающийся якобы переводчик... А может и хорошо - а то еще найдутся какие-нибудь реконструкторы средневековых технологий изготовления пушек...

Хотя артиллерия не была реально эффективной до XVI века, ее использовали в битвах и при осадах с 1320-х гг., и изначально она имела две различные формы: осадные орудия (siege guns) и оружия, предназначенное для уничтожения отдельных людей (anti-personnel weapons). Осадные орудия XIV века и большинство из них века XV были изготовлены из путем сварки прутков железа, тесно связанных вокруг деревянной сердцевины и закрепленных затем путем посадки на обручную сталь, после которой деревянная сердцевина выжигалась. Один конец трубы этой формы был закрыт железной камерой (chamber), предназначенной для порохового заряда, и находилась в месте около клина между ней и барьером, который создавал тыльную часть орудия. Эти камеры были бутылкообразными, с началом, которое присоединялось к казенной части и граничило с отверстием для поджигания заряда. Многие орудия имели несколько камер, так что могла достигаться довольно высокая скорость стрельбы. Около 1430 г. такие орудия изготавливались калибром 25 дюймов, способные стрелять каменными ядрами весом до 400 фунтов (современный фунт равен 453.6 г, следовательно, вес ядер мог достигать порядка 181.5 кг - перевод в метрическую систему переводчика). Значительная часть этих наиболее крупных орудий являлись заряжающимися с дула, конец казенной части блокировался металлической заглушкой. Небольшие осадные орудия привязывались на салазки (sledges) для стрельбы и транспортировки, но крупные орудия стреляли, установленные на землю на несущую конструкцию из деревянного бруса, и транспортировались на лафетах (carriage), поставленными на железные колеса. Они сажались и поднимались на лафеты с помощью крана.

Самые небольшие заряжающиеся с дула орудия отливались из меди и в 1320-х гг. продемонстрировали стрельбу металлическими стрелами. Другой ранней формой артиллерии, направленной на уничтожение отдельных людей (anti-personnel cannon) был ribauleqiun, серии небольших пушек, установленных на лафет с колесами, так что они могли быть стрелять одновременно путем охвата медленным зажигательным зарядом (slowmatch). Все эти орудия использовали бездымный порох, который приготавливался смешиванием в небольших количествах для предотвращения взрыва или сегрегации ингредиентов на период транспортировки. Заряжать порох было достаточно квалифицированным занятием: так если забивали слишком крепко, то не могло мгновенно воспламениться, а если забивали свободно, то пламя могло погаснуть, не успев разгореться.

В 1450-е гг. бездымный порох был гранулирован для придания ему большей устойчивости, но только отливные орудия (cast guns) могли выдержать большую силу нового взрывчатого вещества. Орудия из бронзы начали производились по всей Европе около 1440-х гг., и вследствие этого в течении второй половины века значительное количество длинных орудий небольшого калибра были отлиты из бронзы, стреляющие металлическими ядрами, и эффективность против фортификационных сооружений зависела от их наибольшей начальной скорости. Около 1470 г. эти легкие, наиболее мобильные орудия начали отливать с цапфами (trunnions) на каждой стороне, которые давали возможность орудию насаживаться на колесный лафет и служили в качестве точки опоры, позволяющей придавать угол возвышения или снижения орудию. Первая по настоящему мобильная полевая артиллерия сопровождала Карла VIII в его вторжении в Италию в 1494 г. и Fornova (1495 г.) было вероятно первой битвой, когда полевая артиллерия сыграла настоящую решающую роль, хотя и была достаточно эффективна на полях сражений, начиная с середины столетия.

Производным от ribauldequin было ручное орудие (hand-gun), небольшая пушка фиксированная на деревянном ложе, которая получила повсеместное распространение около 1385 г. Первые ручницы были неточными и медленно заряжались, но в начале XV века орудия стали изготовляться более маленькими, ложе придали такую форму, что оно могло твердо держаться напротив грудной клетки, и внедрили спусковой крючок для применения медленного зажигательного заряда. Эта ручница была эффективна при стрельбе залпами на небольшое расстояние, но этого не было до введения замка с запальным фитилем (match-lock) в середине столетия, новшество назвали аркебузой (arquebus), оно стало настоящим эффективным оружием и обеспечивало ответные действия против лучников и колонны пикинеров. Роты акребузиров, в основном из Германии, участвовали в большинстве европейских войн второй половины пятнадцатого столетия.

Передвижение и снабжение

Существующие данные свидетельствуют, что организация и осуществление работ тыла (logistic) войны была вполне понимаемой в средневековье и трактовалась во многом одинаковым путем, когда персонал занимается проблемами материально-технического обеспечения вплоть до использования путей для ведения войны. Люди были обязаны прибыть к месту сбора к определенной дате, экипированные своим собственным оружием, в доспехах и на лошадях, и в основном крупные средневековые армии решали проблемы обеспечения путем проживания вне родины (living off the land), хотя вторгающиеся во Францию английские армии обычно имели небольшое количество пищи с тем, чтобы позволить армии развернуться по другую строну Ла-Манша. В Италии и Испании войны имели тенденцию весьма существенно затрагивать сельское хозяйство, и это было причиной больших проблем снабжения, чем в других странах. Большинство армий использовало громадное количество фуража, легкая пехота обычно набиралась из крестьянского ополчения, которое прочесывало сельскую местность в поисках провианта и корма для скота. Снаряжение средневековой армии также было относительно простым, и, хотя была необходимость в снабжении значительным количествов стрел и болтов (арбалетных стрел), в целом присутствовало мало атрибутов современных боевых действий, и посему не существовало каких либо беспокойств по поводу линий коммуникаций, за исключением случаев осады.

Скорость, с которой такая армия могла передвигаться. была сильно ограничена сопровождаемыми повозками и недостатком дорог. Часто поломка одной повозки могла привести к задержке всей армии. Не существовало точных карт, которые могли помочь в планировании проведении кампаний, и знание окружающей сельской местности, как и передвижения противника, обеспечивалось разведчиками, местными информаторами и дезертирами. Не было столь неожиданным для армий прекратить поиски друг друга, и это было одной из основных причин, почему командующие иногда посылали герольдов с целью найти противника и предложить битву в отдельном месте в установленный срок. Свобода передвижения также была ограничена замками и укрепленными городами, содержащими крупные гарнизоны, которые также надо было осаждать, что приводило к продолжительным задержкам, в противном случае приходилось игнорировать риск атаки в тыл. Такие места также использовались как убежища для армии, встречающейся лицом к лицу с более крупными силами противника, и внутри таких фортификационных сооружений они могли благополучно дождаться прибытия подкрепления, и таким образом довольно часто более квалифицированное командование помогало победить превосходящие силы противника.

Тактика

В действительности существовали только два пути уничтожения противника как только ввязались с ним в сражение - ударная тактика (shock tactics), при которой пытались разбить противника путем ярости и морального эффекта атаки; или используя метательное оружие для уничтожения противника до того, как он может войти в непосредственную рукопашную, или гнать его с поля, если он принял оборонительную позицию. Эти два метода могли комбинироваться для производства различного эффекта, но в XIV веке наибольший акцент придавали шоковой тактике для тяжелой кавалерии, с небольшими отрядами профессиональных копейщиков и арбалетчиков исключительно в роли поддержки.

Крупномасштабные битвы были достаточно редки в этот период времени, и значительная часть боевых действий сводилась к стычкам застрельщиков между отрядами рыцарей, где основной целью было выбить из седла своего оппонента и запросить за него выкуп. Но в больших битвах кавалерия разделялась по Войскам, где также делилась на эскадроны и поддерживалась отрядами пехоты. Последующие изменения производились этими Войсками или отдельными эскадронами против различных частей линии противника, каждое Войско или эскадрон сосредотачивались позади профессиональной пехоты, где арбалетчики были вкраплены с копейщиками, и кавалерия и арбалетчики пользовались укрытием позади большого щита из копейщиков. Из такого боевого порядка арбалетчики могли стрелять по противнику без опасения задеть кавалерию, наконечниками копейщиков эффективно предотвращалась любая атака, за исключением ослабления стрельбой из метательного оружия.

Эти тактические приемы повсеместно использовались в первой половине XIV века, и продолжались применяться во многих частях Европы практически до конца второй половины XV века, но введение англичанами больших луков в Континентальные войны в 1346 г. и появление швейцарских пикинеров в начале XV века стали причиной решительных изменений в тактике.

Английский большой лук

Большой лук (longbow) начал использоваться в Южном Уэльсе и некоторых частях Англии с конца XII века, но Эдуард I был первым, кто реализовал весь потенциал оружия в течение периода завоевания Северного Уэльса. В 1282 г. он имел 850 нанятых арбалетчиков в его армии, но на протяжении следующего десятилетия это число сократилось до семидесяти, тогда как был натренирован большой род войск (corps) стрелков из большого лука для их замены. В 1292 г. в Битве у Orivin Bridge его вера в "новое" оружие была оправдана. Валлийцы, в основном копейщики, заняли позицию на переднем склоне холма, господствующего над мостом, но только за пределами дальности полета стрелы, и любая попытка заставить переправиться кавалерией или пехотой давала возможность им спуститься в любой время и вступить в бой с такими большими силами англичан, как им хотелось, тогда как остальные англичане не имели возможности прийти на помощь. Тем не менее, на рассвете следующего дня английская пехота переправилась через реку выше по течению по неохраняемому броду и атаковали валлийцев с фланга. Валлийцы отвели войска на вершину холма. Кавалерия была бессильна против позиции копейщиков, но стрелки из больших луков атаковали и под градом стрел ряды валлийцев начали редеть. Неспособные сломить ряды для наступления или отхода, так как кавалерия была готова атаковать, валлийцы были разбиты под градом стрел и оставшиеся в живых были затоптаны кавалерией. Это был настоящий пример комбинации шоковой и метательной тактик.

Эдуард применил эту тактику в войне с Шотландией, и в битве при Falkirk (1298 г.) разгромил 10000 шотландской пехоты и 200 рыцарей, имея 12500 пехоты и 2500 рыцарей. Шотландцы заняли позицию на переднем склоне холма, их фронт был прикрыт болотом, и они сформировали четыре больших "ежа" (укрепленная оборонительная позиция - hedgehogs) из копейщиков с порядка 2000 лучников в интервалах и рыцарями в тылу. Практически невозможно было пересечь болото, и фланговые Войска Эдуарда по этой причине обхватывали края, Основное Войско под командованием Эдуарда последовало направо. Шотландские рыцари сбегажали с поля битвы без нанесения удара, предоставив возможность английской кавалерии и затоптать большинство лучников, хотя кавалерия с большими потерями и была потом отбита копейщиками. Затем на месте событий появился Эдуард и направил в атаку стрелков из больших луков. Это снова было как у Orevin Bridge, и немногие из копейщиков пережили битву. Несчастие Бэннокберна (Bannockburn, 1314 г.), когда 10000 шотландцев разбили 23000 англичан под командованием Эдуарда II, было прямым результатом неудачной попытки кавалерии вести боевые действия собственными силами.

Новая тактика совершенствовалась в течении первых лет правления Эдуарда III в битвах при Dupplin (1332 г.) и Halidon Hill (1333 г.). При Dupplin 500 рыцарей и 2000 стрелков из больших луков столкнулись с шотландской армией порядка 10000 человек. Англичане заняли позицию на холме со спешенными рыцарями в центре, не считая небольшого конного резерва, и лучниками на флангах, немного впереди, так чтобы иметь впереди себя пространство для ведение стрельбы. Шотландские копейщики атаковали тяжелую кавалерию тремя колоннами, но ослабленные под градом стрел со флангов, они остановились в тонкую линию. Как только остановились колонны, они оказались практически бесполезными, и все более и более скапливаясь в центре из-за стрельбы лучников, были практически полностью уничтожены, а английский резерв истребил попытавшихся убежать из тыла. При Halidon Hill Эдуард использовал такую же тактику, но снова посадил в седло свою кавалерию для атаки и уничтожения шотландцев, когда их наступление дрогнуло перед лицом града стрел.

Осознавая, что будет весьма затруднительно вести кавалерийские битвы с более многочисленным французским рыцарством в континентальных боевых действиях, Эдуард применил такую же тактику в Столетних Войне, всегда подстраховывая свои фланги и тыл, и они были защищены против атак кавалерии естественными препятствиями. Французы не обратили внимания на события в Шотландии, морское бедствие при Sluys (1340 г.), когда английские стрелки также одержали победу, или небольшие столкновения около Morlaix (1342 г.), и в 1345 г., когда 500 тяжелых кавалеристов и 2000 лучников помогли гасконцам выбить вторгшиеся французские войска. Вследствие этого, при Креси (Crecy, 1346 г.) французы, которые имели 35000 людей против 10000 англичан, из которых только 1141 были тяжеловооруженными всадниками, атаковали пятнадцатью последовательными валами кавалерии против тонкой линии из спешенных тяжелых кавалеристов, поддерживаемых стрелками. 5500 стрелков отбросили 5,000 застанных врасплох генуэзских (Genoese) арбалетчиков в первые минуты битвы, затем сосредоточились на лошадях французского рыцарства, и задержали или причинили вред значительному числу всадников. Хотя в одиночку стрелки из больших луков и не решили исход битвы, некоторые французы таки вступили в рукопашное сражение (hand-to-hand fighting) бой с английскими тяжелыми кавалеристами, никто из них в достаточном количестве не смог создать серьезной угрозы. С наступлением сумерек французы отвели войска, имея потери в треть от своего числа.

Французы отказывались понимать, что стрелки из больших луков оказали воздействие на исход битвы, и отнесли свой проигрыш на счет того, что английские кавалеристы дрались в пешем строю. Поэтому, когда две воюющие стороны снова встретились у Пуатье (Poitiers, 1356), французы спешили свою кавалерию, таким образом отказываясь от преимущества ударной атаки, имеющейся в тактическом наличии у тяжелой кавалерии. Англичане не имели достаточного количества лучников для предотвращения от вхождения в соприкосновение с французами, и первая линия в основном была разгромлена тяжелыми кавалеристами. Тем не менее, вторая французская линия покинула поле вместе с разгромленной первой линией, а когда третья линия начала длинный наступательный марш, Эдуард воспользовался инициативой, как при Halidon Hill, посадив в седло тяжелую кавалерию и атаковав ими спешенных французов. Спустя некоторое время он направил небольшие кавалерийские силы в обход справа во французский тыл, и после энергичной борьбы третья линия была также сломлена.

Эдуард III умер в 1377, и под руководством Bertrand du Gueslin Франция начала отвоевывать обратно потерянные территории. Du Gueslin полагал, что для уничтожения англичан ему нужен только контроль за ключевыми замками и городами, и используя практически исключительно наемные войска, он вел беспокоящие боевые действия, устраивал засады и осады, избегая втягивания в открытое сражение. Тем не менее при Айзенкуре (Agincourt, 1415 г.) французское рыцарство продемонстрировало, что оно опять ничему не научилось, атакуя англичан в оборонительной позиции с тремя длинными линиями спешенных тяжелых кавалеристов, фактически без поддержки, и тем самым способствуя очередному страшному разгрому.

Военные успехи Франции в 1430-е произошли благодаря не новой тактике, а в основном привнесением Жанной д'Арк (Joan of Arc) новой надежды, а также Жанна приучила французов атаковать англичан прежде, чем те смогут занять свои привычные неприступные позиции на вершине холма. В течение шаткого перемирия 1444-49 гг. французы сформировали собственную национальную армию и при Formidny (1450 г.) большой лук в последний раз встретил равного по силе соперника. Английская армия из порядка 4500 человек выстроилась на склоне в своем обычном боевом порядке, но французы, которые имели немногим больше солдат, не стали бросаться привычное для себя наступление. После двухчасовой перестрелки французы выдвинули две кульверины (culverins) для продольного обстрела позиции лучников и начали косить их, находясь за пределами дальности полета стрел. Некоторые лучники сломали ряды и атаковали орудия, но теперь французские тяжелые кавалеристы оказались способны атаковать, и в рукопашной схватке быстро расправились с лучниками.

Другие страны не перенимали большие луки в основном по той причине, что стрелку из большого лука нужна постоянная практика для достижения и сохранения должного уровня эффективности. Это означало, что ему нужно было иметь собственный лук и стрелы, не брать оружие из арсенала во время кризиса, и немногие европейские страны осмеливались постоянно вооружать своих крестьян из опасения восстания. Тем не менее, английские лучники сражались во многих частях Европы в составе Свободных Рот. Первой битвой, в которой обе стороны обладали стрелками из больших луков, было Shrewsbury (1403 г.), когда мятежные войска Percy встретили Генриха IV. Армия Percy из 10000 человек выстроилась на холме с лучниками впереди и битва началась, когда лучники мощной 30000 армии Генриха IV атаковали холм. Лучники Percy были более многочисленными, и после сокрушительного обмена огнем королевские лучники были сломлены и покинули холм, преследуемые тяжелыми всадниками Percys. Королевская армия оттеснила противника, но так как она была более крупной, то охватила фланги восставших и была способной уничтожить один фланг и затем атаковать тыл. Горячий Percy был убит, а мятежники разбиты и бежали. Важно отметить, что сражение было выиграно тяжелыми кавалеристами, а не лучниками, и так как обе воюющие стороны имели большие луки, то основными жертвами стрел были сами лучники. В течении Войны Роз использовалось подобное правило, и обе стороны обычно заставляли войти в соприкосновение в рукопашную так скоро, насколько это было возможно.

Швейцарская пика

В тоже самое время, когда начал выделяться большой лук, появилось другое пехотное оружие, которое стало существенной причиной в крушении роли тяжелой кавалерии - а именно polearm (оружие на длинной рукояти). Два с половиной века роты копейщиков обычно использовались как поддержка кавалерии. В XIII веке роты жителей Брабанта (Brabantes), вооруженные длинными, двенадцатифутовыми копьями, сдавали себя в наем Франции, Англии и Италии. При Courtrai (1302 г.) 20000 городской милиции Фландрии разгромили 50000 французов с помощью таких длинных копий, алебард (bills) и прочих polearms. При Бэннокберне (Bannockburn, 1314 г.), когда англичане были разбиты шотландцами, большинство из последних были вооружены двенадцатифутовыми копьями. При Morgarten (1315 г.) лесные кантоны Uri, Shwys и Unterwalden приняли участие в первом своем боевом сражении против своих притеснителей, и с потрясающим эффектом использовали алебарды (halberds) против феодальной кавалерии Леопольда I, герцога Австрийского (Duke Leopold I of Austria), наголову разбив австрийское рыцарство.

Во всех этих трех битвах действия кавалерии были серьезно затруднены местностью: болотами при Courtrai и Bannockburn, засадой в тесном ущелье при Morgarten. На открытом пространстве, при Mons-et-Pevele (1304 г.) и Cassel (1328 г.) фламандская пехота была разбиты начисто, также как и англичане уничтожили шотландских копейщиков при Falkirk. Это произошло главным образом потому, что копейщики этого времени испытывали недостаток в скорости и маневренности: хотя они были достаточно сильны в обороне, они не могли легко изменить фронт или боевое построение, по причине этого ограничения они редко выигрывали битвы собственными силами. После Morgarten лесные кантоны получили поддержку от швейцарцев из альпийских низин, которое принесли в национальную армию "новое" оружие - пику (pike). В это время пика отличалась от двенадцатифутового копья только наличием более легкого наконечника, и применялась в бою также, как и копье. Однако, швейцарцы не были удовлетворены только имеющимися оборонительными характеристиками, и как результат интенсивных тренировок и суровой дисциплины развили способность к маневренности настолько быстро, насколько могло это возможно при наступлении кавалерии. Они смогли этого достичь при значительном облегчении экипировки, недостатка, предохраняющего их от снижения скорости из-за доспехов.

Первым испытанием для новой армии была битва при Laupen (1339 г.), когда она встретилась в чистом поле с бургундской армией. Швейцарцы построились в три колонны, пики на правом фланге и в центре, алебарды лесных кантонов на левом фланге. Бургундская пехота, противостоящая колоннам пик, была уничтожена и вскоре покинула поле, но кавалерия Бургундии атаковала лесные кантоны последовательными волнами и нанесла тяжелые потери, алебарды оказались слишком короткими для защиты от кавалерийской атаки. Лесные кантоны решительно сопротивлялись, и задержали бургундскую кавалерию до тех пор, пока две колонны пик не смогли повернуться и прийти к ним на помощь. Оказавшись неспособной атаковать наступающие колонны пик, бургундская кавалерия отошла с поля.

При Sempach (1385 г.) Герцог Леопольд, вероятно помня о неэффективности кавалерии против пик при Laupen, спешил свое Аванградное Войско для ведения боя лидирующей колонной против швейцарской армии. Он сохранил два других Войска верхом, полагая что одного Войска хватит для уничтожения швейцарской колонны, оказавшейся вне пределов дистанции, необходимой для оказания поддержки основных сил швейцарцев. Швейцарская колонна были практически разгромлена, но Леопольд не учел быструю скорость швейцарского передвижения, и тотчас же подошли основные силы и отбросили назад его Авангардное Войско. Леопольд на скорую руку спешил свое Основное Войско и направил вперед, но оно были неупорядоченным и прежде чем смогло подойти, Авангардное Войско было разбито, третья линия австрийцев покинула поле, и Леопольд и его Войско были окружены и разбиты.

При Arbedo (1422 г.) итальянцы также использовали спешенных тяжелых кавалеристов, 6000 в отдельной колонне против швейцарской фаланги из 4000, из которой две трети были вооружены алебардами и только треть пиками и арбалетами. Швейцарцы были на краю разгрома, когда их 600 фуражиров (foragers) появились в итальянском тылу. Приняв их за подкрепление, итальянцы отступили и швейцарцы получили возможность отвести войска с поля. Главным образом по причине данного эксперимента швейцарцы вскоре приняли пику как основное оружие, но с деревянной частью (haft) длиной пятнадцать футов (порядка 4.6 м - пересчет переводчика). Алебардщики остались в качестве охран знамен кантонов, и если колонна останавливалась, эти отряды выпускались из сторон и тыла колонны для атаки неприятельских флангов и поиска выхода из тупика. Их репутация как лучшей европейской пехоты была получена в битве при St. Jacob-en-Birs (1444 г.), когда менее чем 1000 швейцарских пикинеров атаковали французскую армию, превосходящую их в соотношении более чем пятнадцать к одному. Швейцарцы были все убиты, однако сражались до последнего человека и унесли с собой 2000 вражеских солдат. С этого времени швейцарцы оставались наиболее превосходящим войском по сравнению со всякой другой пехотой, способными полностью противостоять лучшим кавалерийским соединениям и даже побеждать их.

Обычным боевым порядком, используемым швейцарцами в сражении, было наступление уступами трех колонн, причем ведущая колонна создавалась для постоянной позиции в неприятельской линии, тогда как центральная колонна маршировала параллельно и сзади немного справа или слева. Третья колонна находилась еще более сзади, и часто останавливалась , наблюдая результаты первой колонны, до ввода войск в бой. Существовало некоторое количество вариантов боевого построения. Иногда центральная колонна была головной, и два фланга могли избежать боя, или два фланга наступали, а центр избегал боя. Мощность колон возросла, когда все больше кантонов поддержали лигу, но иногда выделение могло быть на правом фланге или в центре с небольшой колонной на левом фланге, или при определенных обстоятельствах могла быть громадная колонна правой руки и небольшие левая и центральная. Эти колонны могли наступать весьма быстро - более мили с опущенными в горизонтальное (боевое) положение пиками, и эта скорость часто давала им возможность навязать бой противнику там и тогда, где это было выгодно швейцарцам.

Швейцарцы не испытывали судьбу фламандцев и шотландцев по причине своей маневренности, и поскольку у них всегда находились впереди сопровождающие легкие отряды, которые составляли от десяти до двадцати пяти процентов армии. Поначалу эти отряды были вооружены арбалетами, но уже в битве при Nafles (1388) использовали ручницы (handguns), и постепенно на протяжении XV века огнестрельное ружие окончательно пришло на смену арбалетам.

После победы над бургундцами в компании 1476-77 гг. швейцарцев начали приглашать как наемников, и они участвовали в большинстве европейских войн конца XV века, используя теперь восемнадцатифутовую пику (5.5 м). Поскольку они вызывали удар практически равный удару тяжелой кавалерии, выстоять могла только другая колонна пик, и хотя многие страны обзавелись войсками пикинеров, они не смогли противостоять швейцарцам на протяжении всего XV века. Единственными успешными оппонентами пик в этом веке были испанцы, которые смешивали крепкие войска из людей, вооруженных мечом и баклером (небольшой круглый щит - buckler), с пикинерами. Испанская колонна состояла из пикинеров во фронтальных шеренгах с аркебузирами на каждом фланге, и солдатами с мечами и баклерами позади пикинеров, готовыми сразить неприятельских пикинеров, как только те будут остановлены. Испанская пехота проявила свое видное значение к концу века, и была в очень большой потребности в итальянских войнах, но она не сталкивалась со швейцарскими пикинерами вплоть до битвы при Barletta (1502 г.), когда солдаты с мечами и баклерами прошли ниже пик и уничтожили швейцарцев в более легких доспехах в последовавшей рукопашной схватке.

Гуситские войны

Другую систему тактики, которая оказалась способной уничтожать феодальную кавалерию и ополчение, развивал в XV веке Ян Жижка (Jan Zizka), командующий Пуританской Гуситской армией Богемии в течении войн с Католической Священной Римской Империей. Чешское высшее дворянство испытывало те же проблемы, что и Англия в 1337 г. - кавалерия неприятеля превосходила их кавалерию как несколько сотен к одному. Тем не менее, опять как англичане и швейцарцы, люди сформировали пехотные войска, способные противостоять феодальной кавалерии, несмотря на практически отсутствие поддержки собственной кавалерии. Жижка видел "Гуляй город" (guliagorod) (передвижную крепость), используемую русскими, когда тех атакуют на марше; вытягивание походных повозок в круг, позволяющий армии создать преграду против кавалерии. Жижка скопировал эту идею, и поначалу использовал в таком качестве любые попадающие под руку телеги и повозки, но позже начал применять специальные укрепленные конструкции повозок, несущие небольшие орудия, и они снабжались тяжелой цепью для связи их вместе. Внутри этих передвижных крепостей его крестьяне и бюргеры были в безопасности от многочисленных кавалеристов Священной Римской Империи, и в сочетании с длиннодревковым и метательным оружием они были вполне способны на ведение успешных действий против феодального ополчения или спешенных тяжелых кавалеристов.

В первых своих сражениях Жижка полагался всецело на защитную силу своего вагенбурга (wagenberg), но вскоре, путем дисциплины и интенсивных тренировок, он был способен применить свой вагенбург как наступательное оружие, как и швейцарцы наступали, применяя свои пики. Были сформированы специальные подразделения возчиков (wagoners), которые могли маневрировать повозками в круге, образуя четырехугольник или треугольник по одному слову команды, освобождая экапажи и держа повозки вместе, все под носом у армии, оказывающейся более медленной в маневренности из-за отсутствия единства в войсках, созданных согласно правилам феодальной системы. После настоящего боевого крещения Жижка также стал использовать ручные орудия; практически одна треть солдат с метательным оружием имела огнестрельное оружие (firearms); и вагенбург сопровождался мощной артиллерийской поддержкой, включающей пушки, способные стрелять ядрами до 100 фунтов весом.

Основной боевой порядок для армии гуситов на марше состоял из пяти параллельных колонн; кавалерия и артиллерия в центре, прикрытая на флангах с каждой стороны двумя подразделениями повозок с их личным составом пехоты. Две внутренние колонны повозок были короче внешних, и по слову команды они могли быстро занять позиции в голове и тылу армии для образования прямоугольного защитного сооружения.

Священная Римская Империя ответила на свои первые поражения вместо поисков нестандартных путей по преодолению последствий использования нового оружия, подъемом еще большей по величине армии, и в январе 1422 г. многочисленная армия под командованием Императора Сигизмунда (Sigismund) потерпела решительное сокрушение у Nemecky Brod. В этом же году Сигизмунд опять потерпел поражения при Nebodiv, Kutna и Hura, но на следующий год в Богемии произошли гражданский раскол, и люди разделились на экстремистских Таборитов (Taborite) под руководством Жижки и умеренную партию, включающую высшее дворянство, известную как Чашники (Utraquists). В тот год Жижка разгромил чашников при Horic и Strachov, и при Skalic и Malesov в 1424 г., и умер в конце года от чумы.

Священник по имени Прокоп (Prokop) возглавил командование армией таборитов и при Aussig (1426 г.) и Tachau (1427 г.) разбил войска Священной Римской Империи. У таборитов была такая репутация, что немецкое ополчение часто не решалось пойти в атаку на вагенбург и, набравшись опыта и преисполнившись храбрости от своей непобедимости, табориты стали нападать из своего вагенбурга с целью разгрома превосходящих сил противника. В 1429 г. Прокоп захватил Саксонию (Saxony) и отряды всего из нескольких тысяч человек разорили Баварию (Bavaria), Meissen, Тюрингию (Thuringia) и Силезию (Silesia). При Domazlice (1431 г. ) они разгромили папские войска Cesarini и в 1433 г. войска под командованием Jan Czapko совершили набег на земли Тевтонского Ордена в качестве возмездия за поддержку Сигизмунда, ограбившего Dirschau и Oliva.

Единственной реальной угрозу для вагенбурга представлял пушечный огонь по самим повозкам, но артиллерия таборитов была всегда достаточно сильна для подавления вражеских орудий, и не Священная Римская Империя в конце концов разгромила вагенбург, а сами чехи. При Lipan (1434 г.) армия таборитов под командованием Прокопа выступала против чашников. Последние атаковали вагенбург и были отбиты, но табориты, забыв что они не могут долго сражаться в ближнем бою с ополчениями Империи, устремились вперед с целью преследования отходящих чашников, которые повернулись и начали сопротивляться. Кавалерийский резерв чашников легко уничтожил небольшие силы таборитов и быстро отрезали их от вагенбурга. Затем кавалерия разрезала на части войска таборитов, и в живых остались только несколько тысяч, укрывшиеся в вагенбурге. Они так и не оправились после этой битвы, и их город Tabor пал перед чашниками в 1452 г.

Lipan показал основной недостаток вагенбурга: в отличие от большого лука и пики, это было чисто оборонительное оружие, успешное только против устаревшей, неразумной тактики феодального войска. Против надежных солдат под командованием умного и опытного генерала она зачастую оказывалась неэффективной.

В XVI веке Генрих VIII Английский посадил некоторых своих аркебузиров в укрепленные повозки, но иначе тактика таборитов не применялась в других части Европы, хотя вагенбург и был известен. К примеру, когда в 1429 г. сэр Sif John Fastolf с обозом провизии на пути к рядам осаждающих Орлеан был атакован 8000 тяжеловооруженными всадниками, он поставил повозки в круг и легко отбросил французские атаки, имея под своим командованием лишь небольшие силы из 2000 лучников и копейщиков. (Если не ошибаюсь, речь идет о знаменитой "селедочной битве" и сэре Фальстольфе или, в другом написании, Фастальфе, ставшего позднее прототипом одного из комедийных персонажей Вильяма Шекспира - прим. выпендривающегося переводчика).

Кондотьеры

Так как итальянская армия XV века состояла из кондотьеров, феодальная тактика сохранилась в Италии до конца века. Большинство войн между городами государствами и республиками имели экономические мотивы, и вследствие этого капитаны наемников были склонны рассматривать войну как бизнес и своих людей как капитал. Поскольку сегодняшние противники могли завтра стать товарищами по оружию, невелик был смысл в свирепых и кровавых сражениях, где друзья могли быть убиты и капитал капитанов уменьшался, таким образом подвергая опасности будущее роты. По этой причине кондотьеры, которые в основном состояли из наиболее тяжело бронированной кавалерии, обычно сражались только летом, вдали от гор и путей, которые были неудобные для кавалерии, и избегали решительных сражений, насколько это было возможно. Предпочтение отдавалось истощению противника путем поджога площадей сельскохозяйственных культур и уничтожения виноградников и фруктовых садов, с целью возможности сделать войну зависимой от денежных средств: если вы можете уничтожать вражеские поля и ограничивать торговлю путем осады городов и портов, вы ослабляете его способности сохранять армию в поле. Такие методы были эффективными и более безопасными, нежели генеральные сражения.

Когда решительное сражение было неизбежно, оно часто походило на неспешную игру в шахматы, пожалуй достигая апогея в кавалерийской схватке (melee) и небольшом обмене из града ударов по доспехам друг друга, после которого хуже маневрирующий командир признавал себя побежденным и отводил войска с поля. Акцент делался на традиционном спешивании оппонентов с целью выкупа, а не эволюции новых тактик. В битве при Zagonara (1423 г.) были убиты всего три человека: при Molinella (1427 г.), когда сражение длилось весь день, были убито некоторое количество лошадей и ряд людей попал в плен, но никто не был убит.

Такой вид боевых действий потерпел внезапный удар в 1439 г., когда большое число венецианцев были убиты аркебузирами, находившимися на службе города Болонья (Bologna). Столь великим был грубое нарушение неписаных "джентльменских соглашений", что, одержав победу, венецианцы казнили всех носивших огнестрельное оружие. К концу века Италия начала полевые сражения с французскими, испанскими и немецкими армиями, экипированными пикой, большим луком, арбалетом, аркебузой, дисциплинированными эскадронами тяжеловооруженных всадников и высокомобильной артиллерией - и все это предназначалось для уничтожения противника. К 1500 г. кондотьеры быстро исчезли с полей сражения при наличии таких безжалостных боевых действий, и с этим ушли последние остатки старой феодальной тактики и убеждения, что тяжеловооруженная кавалерия управляет на полях сражений.

Взято: http://www.hospitaller.13c.ru/
  Форум: История · Просмотр сообщения: #2837 · Ответов: 6 · Просмотров: 31133

KAPELLAN
Отправлено: 24.4.2008, 12:47


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Мастер Гильдии лучников Святого Георгия(картина):
http://clement.livejournal.com/133306.html
Штандарт гильдии:
http://www.krigsspil.dk/download/hyw/ghent03.jpg
(левый верхний угол)
Сайт Гильдии Братства Святого Георгия(именно лучников)-наши дни,но если покапаться - есть и история:
http://www.longbow-archers.com/fraternity.htm
  Форум: История · Просмотр сообщения: #2836 · Ответов: 6 · Просмотров: 31133

KAPELLAN
Отправлено: 23.4.2008, 17:38


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


ВОЕННЫЙ ДНЕВНИК ЭДУАРДА III (1346)

Введение.

Этот дневник кампании Креси существует в единственном списке ("Корпус Кристи Колледж", Кембридж MS 170), который является копией конца XIV века. Четыре листа из середины документа отсутствуют, а в конце переписчик дважды повторяет целую страницу. (Возможно, что было сделано несколько копий и переписчик прервался на том моменте, когда обнаружил, что по ошибке вставил вторую копию в другой документ.) В итоге, мы, к сожалению имеем лишь фрагмент: будь рукопись полна, она могла бы дать нам живой отчет из первых рук о самой битве, учитывая, что стиль письма, в целом, на высоком уровне. Копии полной рукописи, видимо, использовались двумя другими хронистами, в аббатствах Малмсберри (в Вилтшире) и Мокс (в Йоркшире), и часть утерянного материала может быть восстановлена по их изложениям, хотя оба хрониста касаются описания битвы очень бегло.

Точность дневника может быть проверена по так называемому "Кухонному журналу", счетам королевской кухни, входящих в состав счетов королевского двора, где указаны все расходы до единого. Существует почти полное соответствие между этими двумя источниками, особенно, когда берется в расчет деление армии на три батальона, марширующих на расстоянии до десяти миль друг от друга. В тексте имеются указания на то, что автор дневника находился в дивизии принца, действиям которого всегда придается решающее значение, но к разгадке личности автора ключа у нас нет. Возможно, дневник был написан с черновых заметок, поскольку стиль весьма изыскан. Включение текстов двух писем из переписки Эдуарда III и Филиппа Валуа, указывает нам на кого-то, входящего в состав совета принца и имевшего доступ к таким документам; не похоже однако, чтобы автор входил в королевский совет, поскольку ему нечего сказать о тактических обсуждениях, касающихся, например, изменения направления в самом начале экспедиции, о которых мы знаем из иных источников.

________________

Сие есть ратные деяния славнейшего лорд-принца Эдуарда, милостью Божией короля Англии и Франции и Эдуарда, старшего сына этого короля, принца Уэльского, герцога Корнуолла и графа Честера, которые они свершили на море и в королевстве Франции, с последнего дня июня 1346 года и далее.

Поездка короля Эдуарда к английскому берегу прошла без происшествий. Здесь он собрал прославленную и непобедимую армию знати, рыцарей и ополчения, и флот кораблей, ужасающих как взоры, так и разум врага, с целью установить свои наследственные права на королевство Франции, которое было его по [наследственному] праву матери. И когда они собрались со всех концов Англии в Портсмуте и в его окрестностях, люди, кони и необходимый провиант были изготовлены к погрузке на борт кораблей. Когда необходимый провиант был поднят на борт, и когда собралась гигантская эскадра кораблей, король бросил якорь у острова Уайт, напротив города Ярмута, и три дня ждал оставшегося флота.

Военная знать, которая осталась позади, зная, что король был в Ярмуте, выступила одним эскадроном 5 июля. Все больше кораблей собиралось с каждым днем, пока они не заполонили всю гавань острова, называемую Нидлс (Needles); и они были готовы к отплытию, когда внезапно ветер сменился на противную четверть. Поэтому король дал всем сигнал к отходу и они резко прервали свой поход и вернулись в Портсмут, где каждый день пытались выйти в открытое море.

Моряки выбрали якоря одиннадцатого июля и корабли, как приказал король, вышли в море. Никто из них не знал, в какую часть света они натянут такелаж (slacken the ropes), но Господь наш помог королю Англии, и ветра и течения были благоприятны. Они высадились благополучно на острове Св. Маркуфа, в порту Ла Хог.

Рассвет двенадцатого разбудил жителей острова новостями горькими и лишившими их покоя. Когда они увидели грозный лик кораблей, они бежали от вражеского короля так спешно, как только могли в пещеры и леса, бросая все свое имущество, как я впоследствии узнал. В полдень король и его армия высадились на побережье и строем (in a group), направились к высокому холму возле берега, где Эдуард, принц Уэльский, Уильям Монтагю, Роджер Мортимер, Уильям ле Рос, Роджер де ла Уэр и Ричард де ла Вер, и некоторые другие их товарищи были приведены королем к рыцарской присяге (knighted). Затем солдаты рассыпались по всем направлениям, избивая вражеских пехотинцев и сжигая добротные деревни (excellent towns) 1 и поместья. В это самое время были преданы огню, вместе со всей оснасткой, четырнадцать кораблей, хорошо подготовленных врагом к нападению на Англию, которые были обнаружены лежащими на берегу. Король и его окружение взобрались, по стратегическим соображениям, на более высокий холм, с которого он [король] мог обозреть и оценить всю местность. Затем они спустились вниз, чтобы найти подходящие жилища и расположились в небольшой деревне в двух милях от порта. Но когда граф (earl) 2 Уорвик направлялся на привал с одним из своих эсквайров, внезапно враги, прятавшиеся в дремучем лесу, яростно набросились на него, так что он думал, что наверняка будет повержен. Но прежде чем противник мог насладиться первой своей победой над англичанами, граф воспрянул духом, и, вместе с эсквайром, храбро контратаковал и убил нескольких напавших, хоть и кони их были уставшими (poor). Остальные, опасаясь, что их тоже убьют и думая, что вместо одного англичанина здесь целая тысяча, засверкали пятками (took to their heels) со всей скоростью. И кто может отрицать, что Всемогущий шел впереди английского короля и его марширующей армии, облегчая их тяготы, когда пятьсот генуэзцев 3, направленных королевским противником защищать порт, проведя десять недель непрерывно на побережье, ушли, так как у противника было тяжело с деньгами, в другое место всего за три дня до высадки. В это самое время Робер Бертрам, констебль Франции, призвал знатных и могущественных людей полуострова, и всех младше определенного возраста, вооружаться под флаги королевского противника 4 и сопротивляться нападению на их страну, наметив двенадцатое в качестве дня сбора. Но видя английский флот, гостей, которых они не хотели принимать, они в спешке побежали, оставив путь в Нормандию свободным для короля и английской армии.

13-го числа с кораблей была выгружена масса припасов, как для людей, так и для коней, чему враг не оказал никаких препятствий. Те, кто остались на борту в те день и ночь чувствовали себя невезучими, потому что остальные смело и бодро жгли окрестности, покуда само небо не воспылало огнем. Однако английский король, сострадая мучениям бедного люда страны, издал по армии эдикт, чтобы ни один дом или поместье не были сожжены, ни одна церковь или священное место – разграблены, и ни один старик, ребенок или женщина в его королевстве французском – не были подвергнуты насилию или приставанию (molested); и чтобы [солдаты] не трогали любых других людей, кроме тех, кто оказывает сопротивление или причиняет зло, под страхом смерти или отсечения членов (limb). Он также повелел, что если кто-либо поймает кого-либо за этими занятиями или другими преступными деяниями и приведет того к королю, получит награду в сорок шиллингов.

14-го числа англичане, горящие желанием воевать с врагом, рыскали по разным частям страны и несколько их достигло города Барфлер (Barfleur), где они нашли множество спрятанных богатств и вернулись невредимыми с пленниками, как горожанами, так и крестьянами. Но вначале они предали огню город и семь тщательно снаряженных кораблей, которые они застали в порту. Подобным же образом армия занималась разорением 15-го, 16-го и 17-го числа; английский король назначил графа Нортгемптона констеблем, а графа Уорвика маршалом армии, сдерживать стремительность войск. Затем они разделили армию на три части [дивизии]: авангард, под командованием принца Уэльского, центр, под командованием короля и арьергард, под командованием епископа Дюрхейма. В авангарде свои знамена подняли: графы Нортгемптон и Уорвик, Бартоломью де Бургхерш старший, Джон Вердун, Джон Мохоун, Томас Оутред, Джон Фитцвальтер, Уильям Кердстон, Реджинальд Сэй, Роберт Бурчье, Уильям де Сант-Аманд и другие. В центре: граф Оксфорд, Эдуард Монтагю, Ричард Тэлбот, Реджинальд Кобхэм, Роберт Феррерс, Джон Дарси младший, Томас Брэйдстон, Джон Дарси старший, Джон Грэй, Эбл Строндж, Майкл Пойнингс, Морис Беркели, Джон Стирлинг, Питер Брюс, Джон Чеверстон, Батлер Уэмм, Годфри д' Харкурт, который в Ла Хоге принес оммаж на свои земли и владения в герцогстве Нормандском английскому королю, Уильям Уайлдсби, Уолтер Уотвонг, Джон Торсби, Филип Уэстон. В арьергарде: графы Арундель, Саффолк и Хантингтон, Хью Деспенсер, Роберт Морли, Джеймс Одли, Джон Грей, Томас Астли, Роберт Колвилл, Джон Саттон, Уильям Кантильюп, Джеральд Делизл, Джон Строндж, Джон Болорд. Восемнадцатого июня с разделенной таким образом, в соответствии с королевским указом, армией и со всеми должными приуготовлениями, король начал свой поход в Нормандию, горя желанием встретиться с противником. Очень узкими, заросшими лесом дорогами, армия достигла, без ущерба и происшествий, города Валонье (Valognes), богатого и ценного (worthy) места. Жители города вышли и бросились к ногам короля, прося его единственно пощадить их жизни; король всемилосерднейше принял их под свой мир [юрисдикцию] и приказал повторить его более ранний указ с теми же наказаниями и наградами. Король разместился в палатах герцога Нормандского, в то время как принц остановился в палатах епископа Кутансе (Coutances).

Девятнадцатого некие злодеи, не побоявшиеся нарушения королевского эдикта, оставили армию и выжгли все рядом с дорогой. Английская армия прошла мимо отличного города Монтебур (Mountebourg) и сбросила свои доспехи в Сен-Кам дю Мон (Saint Come du Mont). Здесь до них дошли слухи, что [мост поблизости] разрушен отступающими солдатами, надеявшимися помешать продвижению короля. Насыпь [дамба, гать] была узкой, а глубина большая, слишком большая, чтобы перебраться вброд. Не мог король найти и другого места для перехода через реку: поэтому он поручил Реджинальду Кобхэму, Джону Стирлингу, Роджеру Мортимеру, Хью Деспенсеру, и Бартоломью де Бургхершу с помощью плотников восстановить и укрепить дамбу и мост.

20-го король и его армия благополучно перешли мост и дамбу и подошли к городу Карентану, окруженному проточной водой, болотами и украшенному (embellished) довольно мощным замком; но пехотинцы, которые шли впереди, жадно пожрали огромное количество еды, не заботясь об опасности и вреде, который это могло причинить войску. Королевским указом было строжайше приказано, что ни один не должен съедать больше, чем ему необходимо, с теми же наказаниями и наградами. Король остановился на ночь здесь, а принц провел ночь в замке поблизости. После того, как они перешли мост, оставив остров Св. Маркуфа позади, они достигли теперь пределов Нормандии. Король и его армия перешли четыре моста во время описанного марша и прошли по узкой дамбе. Они разбили палатки у Понт-Хеберта (Pont-Hebert), после более длинного, чем обычно, дневного перехода. В тот день мост в Нормандию, разрушенный отступающим противником, был восстановлен принцем Уэльским, но никто не мог перейти его до утра, пока весь авангард не подготовился к переходу: ибо король слышал, что Робер Бертрам и другие враги были неподалеку от его армии, и не хотел потерять ни кого из своих людей, пока они не могли бы быть защищены. Авангард перешел двадцать второго и взобрался на вершину холма поблизости, и выстроился в боевом порядке против возможного вражеского нападения, которое, как они полагали, было близким. Здесь Генри де Бургхерш был посвящен в рыцари принцем Уэльским. Ночью эти лорды вошли в Сен-Ло, укрепленный город с замком, где было довольно самой разной еды. Констебль, маршал Франции и другие противники ночевали здесь за день до этого. 23-го числа, с утренним сигналом, король отдал приказ армии собраться в Ториньи (Torigny), но, получив свежую информацию, изменил планы и пошел в другом направлении, к Кормолену (Cormolain). Враг также был здесь предыдущей ночью. Те, кто отвечал за расквартировку английской армии в Ториньи, готовя дома для знати, узнали о вражеском отступлении и, подпалив город и окрестности, поспешили к королю, собираясь маленькими группами со всей округи.

Оставив Кормолен 24-го числа, они предали огню город и близлежащие деревни, чтобы враг знал об их приходе. Но несколько лучников, надеясь на собственные силы и действуя вопреки королевскому эдикту, погибли от удушья, когда дом, который они грабили, был подожжен засевшими в засаде врагами. Той ночью армия разбила лагерь у Сен-Жермен Д'Эктуа (St Germain d'Ectot). 25-го король прибыл в Фонтене-Ле-Песнель (Fontenay-le-Pesnel), а принц направляется в Шуа (Cheux). Ибо король знал, что путь ему прегражден, и он сможет продвигаться, лишь дав сражение. Все бежавшие от него в Нормандии собрались в великолепном городе Кан, чтобы преградить дорогу королю и его армии. Король, помня о жертве Спасителя, послал брата-августинца Джеффри из Мальдона, профессора теологии, с письмами к противнику, призывая город и замок Кана сдаться. Если они сделают это, то могут оставить себе все свое имущество и городу не будет причинено никакого вреда. Но они отказались позволить ему [монаху] вернуться к королю и заковали его в цепи в замке Кана. Этот преступный поступок французов, то, что они не вернули посланника, означал, что их наказание будет гораздо более суровым. Ибо 26-го, когда посланник не вернулся, принц и его войска, разбуженные на рассвете горном, подожгли их жилища; факельщики побежали по всем сторонам, исполняя свой долг, пока куда бы ни посмотреть, было бы видно яркое пламя. Принц скомандовал своим лордам; все они подошли к Кану одновременно, вместе с обозами, следующими за авангардом, так что, когда они пересекали поля, число людей, должно быть, казалось еще большим. Королевские войска приблизились к городу: шлемы лордов, их знамена и бронированные кони производили отличное зрелище. Он [король], свершивший на своем пути величайшие ратные подвиги, был тем, кого, определенно, в наименьшей степени можно было бы подвергнуть упреку и злословию. Подошел арьергард и занял позиции на холмах по четырем сторонам города, их лэнсы 5 были подняты и знамена дерзко развивались, надеясь найти хорошее место для атаки. Город имел весьма хорошо укрепленный замок, великолепные дома и церкви; с одной стороны он был защищен рвом 6 и основательными (foursquare) деревянными стенами, с другой – защищен болотами, каменной стеной и морем, рукав которого разделял город [на две части], с мощным мостом через него. На обычный взгляд, взять его казалось невозможным. Но короля усиливала справедливость его дела, и принц, демонстрирующий свою силу в малейшем отцовском споре, напал на город со своими частями, не встретив сопротивления при входе в город.

Принц сразу захватил для себя и своих сподручных аббатство: здесь похоронена Матильда Добрая (the good) 7, бывшая королевой Англии. Король занял подходящее имение в предместьях города, и арьергард разбил свои палатки. Враги англичан разместили своих людей в безопасности в городе, как описано ниже. Епископ Байё (Bayeux), который захватил посланника и разорвал письма от короля, о чем будет сказано ниже, защищал замок совместно с четырьмя баронами (barons) , двумя сотнями мечников (men at arms) 8 и сотней генуэзских арбалетчиков. Мечники и часть генуэзцев были посланы, на тридцати лодках, стоящих наготове в гавани, охранять защитную дамбу от англичан, а остальные рыцари обещали сторожить упомянутый мост, который они укрепили тяжелыми заграждениями. Горожане перенесли все свое добро в эту часть города, надеясь, что здесь они хорошо защищены от англичан; и почти половина города опустела. Около восьми часов, как уже упоминалось, принц вошел в город: после того, как все распределились на постой, и армия была накормлена из огромных запасов еды и питья, и все вновь изготовились, граф Уорвик с умеренным числом мечников отправился к мосту, чтобы справиться (to deal with) 9 с вражескими лучниками и прочими норманскими солдатами [стоявшими] там.

Граф Нортгемптон и Сэр Ричард Тэлбот последовали с ним, но когда они увидели врага, то, не сдерживая себя более, бросились на него, вдохновляя себя громкими криками. Части, лежавшие в засаде, присоединились к сражению; граф вскоре нашел себе ровню и рыцари сражались в рукопашную, нанося тяжкие удары. Командиры сновали туда-сюда (to and fro), налаживая переправу вброд лучников и уэльсцев: им противостояли, бранясь и метая копья, вражеские мечники и генуэзцы, выделенные для защиты брода. Лучники у входа в гавань сожгли две вражеские лодки. Пока тянулась битва на мосту, и все больше и больше английских войск прибывало, французы поворотились и побежали в дома и верхние комнаты. Графы и прочие командиры последовали [за ними], рубя по сторонам. Оставшиеся корабли отплыли и англичане пересекли реку в легких лодках (light boats), убивая всех, кого поймали. Те, кто нашли убежище в домах, видя так много своих убитых земляков и [свою] скорую погибель, сдались своим преследователям, но пехотинцы английской армии убивали знатных людей наряду с простыми (lesser), не позволяя никому выкупить [свою жизнь]. Тем не менее, англичане вернулись с большим количеством знатных пленников. И те, кто мог нести добычу, вернулись из домов с огромными богатствами. Граф О (count of Eu), обещавший либо удерживать город против врагов английского 10 короля сорок дней, либо сражаться за короля на поле, был пленен Сэром Томасом Холландом. Граф Тарканвилль был захвачен Сэром Томасом Дэниелом, входящим в свиту принца Уэльского; а также много другой знати [было захвачено]. Имелось 95 пленных и 2500 убитых, помимо тех, кто было убит во время преследования в полях. Никому не удалось и совершить вылазку из замка во время битвы. Король издал прокламацию по армии, чтобы никто не смел захватывать в плен женщин, детей и духовенство, либо грабить дома и церкви, [под страхом] тех же наказаний. Во время первой английской атаки на город три или четыре высоких здания у моста были подожжены и всю ночь ярко горели. 27-го епископ оставался засевшим в замке, но пять [его] слуг на рассвете вышли и попали в засаду, [устроенную] англичанами, охранявшими этот участок, которые погнались за ними и троих из них убили. Двое были препровождены к королю; они поведали ему о том, кто находился в замке, о захвате Джеффри из Мальдона, посланника, упомянутого ранее, о том, как были порваны его [короля] письма и все прочее об этом, настаивая, что правдой является то, что епископ Байё порвал письма и сурово заточил упомянутого Джеффри. Они также сказали, что гарнизон замка Кана сдался бы, если бы не упрямое сопротивление вышеупомянутого епископа. Англичане дружно (eagerly) вернулись к работе по разграблению 11 города, беря лишь драгоценности, одежду и красивые украшения из-за запрета [короля]. Англичане отправили свои трофеи на суда. Корабли следовали из Ла-Хога вдоль побережья, жгли города, поместья и сожгли более сотни судов, собранных из различных портов для помощи врагам англичан. Теперь они находились на расстоянии самое большее в девять миль и готовились доложить королю Англии о своих собственных успехах. Им досталось столько разного доставленного добра, что они не могли увезти всю добычу из Кана и других мест. 28-го ничего не было сделано [нового], кроме того, что была выжжена вся сельская округа и то лишь для того, чтобы люди не сидели без дела. Неописуемый страх охватил людей во всей округе и 29-го пятнадцать лучших людей города Байё пришли, под надежной охраной, сдать город королю.

На этом месте четыре листа рукописи отсутствуют. Некоторые детали того, что произошло в данном интервале могут быть получены из хроники монастыря Малмсбери, возможно, основывающейся на том же самом тексте:

Оставив в районе немного своих людей, король удалился из Кана и направился в Нормандию 12, опустошая все на пути. Он сделал отклонение [от маршрута] к Троарну (Troarn), где не нашел ни мужчин, ни женщин. Но когда он подошел к Лизье, который его люди взяли и разграбили, он встретил двух посланных Папой кардиналов, у которых уэльские солдаты отобрали двадцать отборных лошадей 13. Он пробыл там целый день, из уважения к Божьему дню 14 и к кардиналам, выслушав их призывы к миру и согласию (peace and concord); они также предложили ему, если он заключит мир, Гасконь и Понтуа (Ponthieu) в ленное держание от французского короля, так же как его отец 15 держал их. Король считал их миссию потерей времени и, после возвращения лошадей, украденных уэльсцами, отправил их с надежным сопровождением в папскую курию. Мосты через Сену были разрушены нормандцами; тем не менее, уэльсцы переплыли [через реку] и и убили много нормандцев, вернувшись невредимыми и привезя с собой несколько маленьких лодок. Часть английских мечников перебралась в них [через реку] и убила по меньшей мере 105 нормандцев, которые нередко выставляли англичанам напоказ свои задние места 16.

Король перешел [на другой берег] по косе у излучины реки Сены, ведя всю свою армию по месту, где никто раньше не проходил 17. Английская армия свирепо атаковала замок у реки; здесь были ранены Ричард Тэлбот и Томас Холланд.

Далее продолжается текст рукописи:

В тот же самый день Роберт де Феррерс, взяв с собой своих людей, тайно пересек Сену в маленькой лодке 18 и атаковал мощнейший замок Ла Роше Гийон (La Roche Guyon). Противник сопротивлялся, но они взяли внешнюю стену (outer bailey) и жестоким приступом взяли вторую. Гарнизон, напуганный штурмующими, впали в малодушие (grew faint-hearted) и сдали замок и сами сдались в плен на милость упомянутого Сэра Роберта. Здесь пал Сэр Эдуард Аттевуд (Attewoode). Замок был полон знатных дам, которых он [Ричард] отпустил невредимыми, без позора и оскорблений. Взяв с них клятву, что они заплатят выкуп за взятых в плен рыцарей и сквайров, он отправил их назад в замок и вернулся к английской армии рассказать королю о своих успехах. Более сорока нормандцев были убиты или захвачены в тот день. Принц провел ночь в Муассо (Mousseaux), а король – в Френюзе (Freneuse). Кардиналы Неаполя (Naples) и Клермонта пришли вновь по поводу мирного договора и династического [брачного] союза с англичанами, но поскольку договор был не по вкусу англичанам, они вернулись той же ночью к противнику, получив насмешливый (light-hearted) ответ от англичан. Одиннадцатого числа сельская округа по всем сторонам [от англичан] была сожжена. Английская армия, пройдя мимо города Мантса (Mantes) (где стоял лагерем авангард французской армии), захватила Обергенвилль в Иль-де-Франсе (?) 19. Графы Нортгемптон и Уорвик с умеренным количеством вооруженных людей выдвинулась к прекрасному городу Мелён, укрепленному, как Кан, мощными стенами и рвом, чтобы посмотреть, сможет ли английская армия перейти Сену по мосту этого города. Но они не смогли выполнить задание, потому что мост с фронта защищала башня, которую невозможно было захватить; [она была] полна мечников и арбалетчиков. Безопасная позиция французов, в такой же мере как и их издевки и рожи (insults), разозлили англичан и они не смогли удержаться от штурма башни. Часть защитников была убита стрелами, а некоторые английские командиры ранены камнями (quarrels) 20. Англичане увидели, что ближе к городу мост разрушен и вернулись к армии английского короля, в худшем случае имея ранения. Никто, впрочем, в том сражении не погиб. И хотя враг был напротив английской армии и мог выбрать разные места для перехода реки, они так и не показались, как и не предложили сразиться 21.

На рассвете 12-го англичане надели доспехи и зажгли повсюду сигнальные огни дабы вдохновить врага на атаку и дерзко, в этом же месте, пересекли реку. По всполохам огня и [тучам] пыли они знали, что цвет (flower) французской армии был на противном берегу; но Филипп, полагая, что если англичане пересекут реку, то направятся к Парижу, испугался ярости горожан. Он знал ,что вряд ли сможет защитить Понт-де-Пуасси (Pont-de-Poissy) от англичан, так как стена, хоть и довольно мощная, не была оснащена 22. Со слезами на глазах он приказал своей сестре настоятельнице со своими монахинями ордена Св. Доминика (которые здесь в уединении служили Христу) и всем остальным горожанам покинуть [город] и разрушить за собой мост, о чем я узнал впоследствии. Так, в соответствии с приказами так называемого короля, они разрушили мост и отступили с его армией в Париж. Опасаясь подхода англичан, он предусмотрел, что если англичане подойдут, то стены и ворота будут разрушены 23. Французы также подготовили осадные орудия (siege-machines), на случай, если англичане прибудут и начнут, на другой день, штурмовать город. Но король направился во Фреснез (Fresnes), а принц в Бурэ (Bures), откуда англичанам был виден не только Париж, но и почти весь Иль-де-Франс. 13-го король и армия предприняли налегке поездку к Пуасси, зная, что мост через Сену в этом месте разрушен. Король повелел плотникам без промедления его починить. Король расположился в недавно построенном королевском дворце, совсем рядом с восхитительным городским приорством 24; принц же остановился в старом дворце французского короля. Приорство пустовало, поскольку его обитатели были выдворены оттуда страхом прихода английского короля и прочих англичан. Оно имело прекрасную церковь, построенную будто бы за один день 25, украшенную восхитительнейшими алтарями и картинами. Даже служебные строения (outbuildings) были построены из квадратных плоских балок и обработанных (quarried) камней. Нигде в мире не найти приорства прекрасней этого, и воистину признаю я, что строители его были лучше [строителей] дворца, в котором остановился король. В полдень, когда плотникам нашли дерево для починки моста – и они всего лишь перекинули балку через сломанный участок – был замечен вражеский эскадрон, дерзко скачущий с огромной скоростью к мосту. Англичане мигом надели доспехи, чтобы броситься на врага, но никто не пересекал мост из-за опасной для перехода балки, которая была шестьдесят футов длиной и один фут шириной. Но несмотря на опасность, они встретили противника, ибо двадцать пять знамен было поднято и развернуто у основания моста. Французы наступали строем, как хищный волк на стадо овец. На некоторое время они разделили английские войска 26, но видя, что они не могут более выстоять против англичан, французы повернули и отступили. Английские пехотинцы преследовали их сколько могли, убивая всех захваченных. Никто из англичан в схватке не погиб. Некоторые из них [французов], чтобы быстрее скрыться от англичан, оседлали лошадей из повозок, использовавшихся для обеспечения гарнизона моста, и, по двое – по трое на одной лошади, укрылись от англичан. Но пять сотен или больше французов мертвыми лежали в поле. Англичане нашли двадцать одну повозку с каменными ядрами и [снарядами для] пращи, а также со съестными припасами (которые были выгружены), а остальное предано огню. Они вернулись к основной части английского войска, неся с собой оружие и разные французские штандарты. В тот же день мост был починен, так что лошадь и повозка могли без опаски его перейти. 14-го до армии дошли слухи, что враги . . . в мощнейшем городе Париже, и король оставался тот день и следующий на месте, ожидая появления врага, которого он сердечно (heartily) надеялся увидеть. В тот же самый день прекраснейшие места королевства Франции – замок Монжу (Montjoie) и самый восхитительный дворец, Кастель Ле Руа (Chastel ie Roy), выстроенный Филиппом Валуа в последние два года, который он предпочитал всем остальным, а также город Сен-Жермен-на-Лайе (St Germain-en-Laye) с другим дворцом французского короля, и вся сельская местность вокруг,-были сожжены почти одновременно. Вечером королем было объявлено по армии, что на следующий день не должно быть, под страхом прежних наказаний, никаких грабежей или поджегов, поскольку [в тот день] был праздник Успения Пресвятой Девы. Вместо [грабежей] все должны были творить благочестия (make devotions) [во имя] Богоматери; в тот день не произошло ничего, достойного записи. 16-го король и его армия после того, как предали огню дворец французского короля, в котором останавливался принц Уэльский, спокойно прошли через мост у Пуасси. Приорство и другой дворец были оставлены на попечение нескольких королевских слуг. И когда они миновали мост, он остался стоять починенным из того разрушенного состояния, в котором они его нашли. Сельская местность была выжжена до самого Мулё (Moleaux), где король остановился. А принц остановился в Гризи-Ле-Платрэ (Grisy-les-Platres) рядом с прелестным городом Понтуа (Pontoise). Король, с помощью архиепископа Безансона, отправил ответ на письма противника (которые были доставлены ему в Отиле (Auteuil), и на которые он не ответил), в которых писал: «Филипп Валуа, мы прочли твои письма в которых ты говоришь, что изволишь сразиться с нами и всеми нашими силами, между Сен-Жермен-де-Пре и Вальграль-де-ле-Пари (Valgiral-de-le-Paris) или между Франконвиллем и Понтуа во четверг, субботу, воскресенье или следующий вторник, а до этого мы и наши люди не чинили бы вреда, сжигая и грабя. На это мы даем тебе знать, что с Божьей помощью и с честным (clear) правом, которое мы имеем на корону Франции, которую ты злодейски удерживаешь, лишив нас наследственных прав, против Бога и права, мы пришли без гордыни и самонадеянности в наше королевство Франции, ведя наш путь к тебе дабы положить конец войне. Но хотя ты мог иметь битву с нами, ты разрушил мосты между собой и нами, так что мы не могли приблизиться к тебе либо пересечь реку Сену. Когда мы подошли к Пуасси и починили мост, который ты разрушил, мы стояли три дня, дожидаясь тебя и собранной тобой армии. Ты мог подойти с любой стороны по собственному усмотрению, и поскольку мы не могли достать тебя, дабы дать сраженье, мы решили продолжить дальше [путь] в твое королевство, чтобы помиловать наших преданных друзей и покарать изменников (rebels), которых ты неправедно зовешь своими вассалами (subjects); и мы желаем оставаться в нашем королевстве, не покидая его, дабы вести войну до нашего успеха так хорошо, как только можем, к погибели наших врагов. Посему, если ты желаешь (судя по твоим письмам) дать нам сраженье, дабы пощадить тех, кого ты зовешь своими вассалами, да будет теперь известно, что в какой бы час ты ни приблизился к нам, ты найдешь нас готовыми встретить тебя на поле, с Божьей помощью, чего мы больше всего желаем ради общего блага Христианского мира, ежели ты не примешь или не предложишь каких-либо разумных условий для мира. Но ты никогда не сможешь диктовать нам, не примем мы и дня и места для битвы, на условиях, которые ты назвал. Отиль, 17 августа, 1346».

Принц Уэльский получил деревню Вессенкурт в качестве подарка для себя и своих людей.

18-го числа того же месяца приблизились к городу (city) в Пикардии, через который им нужно было пройти. Принц и его эскадрон растянулись по фронту перед городом, и воистину он очень хотел получить разрешение от отца своего короля, чтобы его люди могли атаковать. Но он не осмелился, ибо король сказал ему, что хочет встретиться с противником лично, и не желает терять кого-либо из своих людей в такой атаке. Король направился к Милли (Milly), и после того как прошел мимо этого города, достиг в безопасности со своим эскадроном Тройсеррэ (Troissereux). Утром 19-го, когда армия прошла через центр города Одель (Oudeuil), где был замок к западу от города … 27, где лорд замка со своей женой и придворными оставался предыдущей ночью. Не ушли они и когда прибыла армия, но покорились милости англичан. В то время, когда город и сельская округа были сожжены, король и принц достигли аббатства Соммеро (Sommereux). 20-го англичане пересекли [реку] у Кампс-ен-Амьен (Camps-en-Amienois). Король окончил свой дневной переход здесь, а принц остановился у Мольенс-Видам (Molliens-Vidame). В то же время город По (Poix), окруженный каменной стеной и имевший весьма мощный замок… 28 был атакован авангардом английской армии. Но прибыли королевские посланцы и сказали рыцарям (men at arms) не предпринимать дальнейших атак. Они дали отбой на короткое время, а когда посланцы уехали, возвратились к своему занятию, атакуя город более жестоко, чем обычно. В это время посланцы вернулись и нашли англичан роющими подкопы (mines); но англичане боялись нарушать королевский приказ в присутствии посланцев и прекратили наступление. Но когда посланцы снова уехали, они предприняли неистовый штурм. Горожане защищали город с помощью луков и мангонелей (mangonels), а также камней, бросаемых из укрытий; с другой стороны, часть их 29 снарядов разрушила стены и ворота. Под конец англичане приставили штурмовые лестницы (scaling ladders), и, поскольку [многие] защитники были ранены английскими стрелами, англичане смогли захватить стены по всем сторонам [крепости]. И так англичане вошли в город; и любого бежавшего пикардийца, которого ловили, предавали смерти без права на выкуп. Они приблизились к городскому замку, и бросили горящие факелы к его воротам; но как только пикардийцы, прятавшиеся в замке, были атакованы, они сдали замок и все, что в нем имелось англичанам. Англичане вошли и взяли много пленных, включая несколько женщин и детей, и нашли множество добра, как из города так и из сельской округи, включая коней и отличные драгоценности. Ибо каждый, кто искал трофеев, мог найти там что взять. И принц Уэльский дал своим рыцарям и лучникам, и слугам своего двора …

(Здесь рукопись обрывается)

Текст переведен по изданию: R. Barber. Life and Campaigns of the Black Prince. Boydell Press. 1997

Текст взят из библиотеки сайта XIIIвек здесь: http://www.thietmar.narod.ru/



Комментарии

1 Речь идет, скорее всего, о маленьких городишках, деревнях, по сути (здесь и далее прим. переводчика).

2 Титул «эрл» применительно к XIV в. соответствует титулу графа.


3 Наемные арбалетчики французского короля.

4 Т.е. короля Франции.

5 Lance – тяжелое рыцарское копье.

6 наполненным водой (moat).

7 Возможно, Матильда Блаженная.


8 Скорее всего, речь идет о рыцарях.

9 Возможно, для того, чтобы попробовать договориться, так как ниже идет речь о том, что два графа не смогли сдержать себя, бросившись в атаку.

10 Видимо, ошибка в оригинальном тексте; скорее всего, должно быть «французского короля».

11 Так в тексте – work of despoiling.

12 Точнее, вглубь Нормандии.


13 В другом источнике говорится о весьма учтивом приеме, оказанным королем кардиналам.

14 Очевидно, было воскресенье.

15 Эдуард II.

16 Следует понимать фигурально, т.е. бежали. «Возможно, насмешка, напоминающая известную французскую историю относящуюся к периоду, когда бежали англичане» – прим. англ. комментатора.

17 Другие источники говорят о броде, по которому проходило максимум 3-4 человека одновременно, а король за час провел по нему всю армию.


18 Возможно, речь идет о нескольких лодках.

19 Примечание англ. комментатора.

20 Видимо, праща.

21 Из других источников можно узнать, что вся французская армия довольно долго шла рядом с английской, отделенная рекой Сеной, но не рискнула дать сражение.

22 защитными системами – котлами с варом, камнями, баллистами и пр., необходимым для того, чтобы выдержать штурм.

23 Неясно, имеется ли ввиду их подрыв, или король боялся, что англичане их разрушат.

24 Priory-небольшой католический монастырь, не путать с итальянским приоратом – городским органом местного самоуправления.

25 Этот пассаж объясняется тем, что в Средние Века, на протяжении столетий церкви перестраивались, достраивались, чинились после пожара и пр., что в итоге отрицательно влияло на их эстетический вид. Церковь недавно построенная, должно быть, впечатляла средневековых людей своей гармоничностью.

26 Т.е. разорвали строй и вклинились глубоко в порядки англичан.

27 Пропуск в тексте.

28 Пропуск в тексте.

29 Т.е. нападающих англичан.
  Форум: История · Просмотр сообщения: #2835 · Ответов: 2 · Просмотров: 16607

Закреплено: Представтесь...
KAPELLAN
Отправлено: 22.12.2007, 4:13


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Хм-хм...Лена, Боюсь вам неправильно сообщили координаты.Это форум клуба,специализирующегося на середине 14го - начале 15го. веков Англии.Князей у них и впомине нет.И быть неможет.
  Форум: Караулка · Просмотр сообщения: #2346 · Ответов: 100 · Просмотров: 1627919

Закреплено: Представтесь...
KAPELLAN
Отправлено: 13.11.2007, 10:56


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Незабываем про аватары.Хочется видеть с кем имеешь дело.С уважением к собранию.
  Форум: Караулка · Просмотр сообщения: #2254 · Ответов: 100 · Просмотров: 1627919

KAPELLAN
Отправлено: 18.10.2007, 21:07


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Очень информативно Жень.Спасибо большое-Я тут жену усадил прочесть.Сначала артачилась,потом смеялась,потом заинтересовалась...итог...цитирую.." Как у вас всё непросто...надо бы сподобиться,попробовать"
  Форум: История · Просмотр сообщения: #2163 · Ответов: 4 · Просмотров: 21795

KAPELLAN
Отправлено: 13.6.2007, 11:29


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Точной информации не нашел.Кажется могло быть и так и эдак.Однако первое упоминание о масле-это кажется 16 век.НО!
Если в современных реалиях брать темперу-то Боже упаси -отечественную только чешскую или французскую.И ни в коем случае не разводить водой. Если настоящую темперу разводить водой, а не уксусом, то желток составит с водой коллоидный раствор(о желтке позднее), а это в нашем деле не допустимо. А если темпера не мутилась на желтке, то выкинете ее на помойку ибо такая темпера не историчнее нитрокраски.©
О процессе разведения темперы-покупаем темперу как таковую(красящий сегмент-порошок-тут можно и Питерский),делаем следующим образом:
1 часть яичного желтка
1 часть уксуса
красящий сегмент- порошок(по вкусу))))до нужной цвето-концетрации.
Всё это мутить непосредственно перед нанесением краски на ткань.
При неправильно соблюденной дозировке - краска может потечь(ну дождик там,враги обосса...и и т.п)

Вариант для Современныхреалий(ну или Марсоход-кому как):
ПВА(клей) и красящий сегмент до нужной цвето-насыщенности.Несползет никогда.
Но историчность хромает-сами понимаете.
  Форум: История · Просмотр сообщения: #1316 · Ответов: 2 · Просмотров: 19390

KAPELLAN
Отправлено: 5.6.2007, 18:40


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Баньер представлял собой кусок ткани, по форме близкий к квадрату. Судя по миниатюрам, он часто заканчивался на конце, обратном древку, двойной косицей. В 1386 г. геральдические знамена герцога Бургундского были: для флота шесть – из сендала, 2,5 локтя (3 метра) длиной и 1,5 локтя (1,8 м) шириной; для армии шесть – 5 четвертей длиной и 3 шириной. Его четыре штандарта для флота: два из сендала, два из атласа, два красного цвета, два – белого, во главе – герб герцога, остальная часть полотнища усыпана его эмблемами. Длиной каждый штандарт был 16 парижских локтей, шириной 2,5 локтя (19,2 х 3 м). Шесть штандартов для армии – с его эмблемами, полотнище три локтя длиной и треть шириной (3,6 х 0,4 м).
На знаменах и пеннонах обычно красовались гербы сеньоров (как у Дюгеклена, например), пеннонселях и штандартах – их эмблемы. В 1384 г. заказывали знамена или расписанные красками, или украшенные металлическими пластинками с отчеканенным гербом и эмблемой короля.

В счетах военного казначея значится за апрель 1429 г.: «И Ову Пульнуару, художнику, живущему в Туре, за раскраску и выдачу тканей для одного большого штандарта и одного малого [штандарта] (т.е., по всей вероятности, пеннона – М.Н.) для Девы, 25 турских ливров» [Q, V, 258]. Шотландец Ам (Анс, или Ов) Пульвуар (Польвуар, Пульнуар) жил в Туре с 1428 по 1431 гг., его настоящее имя – Хэмиш Пауэр.По собственным словам Жанны, ее штандарт (собственно в тексте «vexillum, что по-французски (означает) штандарт или знамя») был следующей расцветки. «Поле было усеяно лилиями, и на нем была нарисована держава (mundus) и два ангела по бокам; он был белого цвета, из белой ткани, или boccassin, и на нем были написаны имена Jhesus Maria, я думаю; и была шелковая бахрома». Слова Jhesus Maria были написаны, по ее мнению, «сбоку», а не вверху или внизу.

С конца XIV в. некоторые сеньоры располагали сразу знаменами, пеннонами, штандартами и пеннонселями (из атласа, сендаля и саржи), как Филипп Смелый. В 1386 г. у него были четыре штандарта (обошлись ему в 100 ливров) и шесть знамен (72 ливра) Бургундии. А также «шесть пеннонов идентичных означенным знаменам» (60 ливров), два знамени (42 ливра) и два пеннона (размерами как знамена, шелковые, с бахромой, ценой 20 ливров) Фландрии. Это для флота.
Для сухопутных сил герцог запас шесть штандартов (72 ливра), столько же знамен (30 ливров) и пеннонов (по размеру знамени, и те, и другие, с шелковой бахромой; цена тоже 30 ливров). Также упоминаются знамя и пеннон с гербом Артуа, пеннон с гербом Франш-Конте (графство Бургундское) и пеннон с гербом графства Ретель. Для раскраски флагов и корабельных парусов флота герцога были привлечены известные художники Брюгге и Слейса, Михель Брёдерлам и Пьер де ле Ли.
Один из рыцарей Филиппа, Ги де ла Тримуй, для своего корабля заказал штандарт из красной и белой голландской саржи (40 локтей в длину – примерно 48 метров!) с его эмблемой и два пеннона из сендала и два знамени с гербом оного Ги.

В 1385 г. заказали 150 знамен и штандартов из саржи, как с гербом короля или герцога Бургундского, так и с гербами Кастилии и Шотландии, либо с королевской эмблемой – олень с золотыми крыльями. В следующем году знаменитому художнику Колару де Лаону, слуге королевской палаты, заказали «12 больших знамен из сендаля» с гербами Франции. На девяти из них лилии позолоченные вышитые полированные, на остальных, видимо, написанные красками. Кругом полотнища бахрома. Каждое знамя стоило 12 ливров. В такой же манере были изготовлены «шесть больших пеннонов с означенными гербами» (60 ливров), «два копья (древка – М.Н.) золотые полированные, чтобы установить (на них) орифламму короля» (10 ливров). Далее – для латников королевской баталии сшили «2500 пеннонов на копья, из коих 500 – больше прочих». «Оные пенноны сделаны из алого бургерена (сорт ткани – М.Н.) с разрезной косицей». Раздвоенная косица значка состояла из двух частей – «одна была из белого букасена (сорт ткани – М.Н.) с двумя переплетенными кольцами с каждой стороны, одним (кольцом) золотым, а другим – серебряным». Каждая тысяча малых пеннонов обошлась в 7 ливров, а каждая сотня больших – в 8 ливров.

В июле 1411 г. Шарль Орлеанский выдал своим войскам (собранным против герцога Бургундского) 4200 пеннонселей из черного полотна с надписью золотыми и серебряными буквами «Justice» (Правосудие).

Счета конюшни Карла VII (за 1419-1421 гг.) показывают, что он в июне 1419 г. велено было сделать 12 знамен, три штандарта, шесть завес на трубы, 10000 пеннонселей и купить два боевых коня – одного для перевозки знамени, другого под пеннон. В 1420 г. знамена и древки для копий расписывали художники из Лиона, Авиньона и Буржа.

в 1449 г. 500-600 латников королевской баталии при въезде в Руан несли каждый на своем копье «пеннонсель из алого атласа с золотым солнцем»
описание в хронике Шартье (1449 г.) штандарта короля при вступлении в Руан «из ало-малинового атласа, со Святым Михаилом на поле означенного штандарта, который был также по всей длине усыпан золотыми солнышками» (вариант: «золотыми ноготками» – цветы). В 1437 г. штандарт Карла VII, въезжавшего на сей раз в Париж, однако был иного вида – несколько estrilles (звезд?) золотых и внутри Св. Михаил архангел, «вышитый синим и золотой нитью».

Гийар в своей рифмованной хронике описывает Орифламму как «знамя … простого красного шелка … безо всякого изображения». Согласно «Хронике Фландрии» (первая половина XIV в.), при Касселе «мессир Миль де Нуайе сидел на большом дестриэ, покрытом кольчугой, и держал в своей руке копье, к коему была прикреплена Орифламма, из алой парчи, наподобие гонфанона, с тремя косицами, и кругом имела кисти из зеленого шелка». «Большие Французские хроники» в главе, относящейся к правлению Филиппа VI Валуа (1328-1350), дают несколько иное описание Орифламмы: «... пурпурно-красного шелка в виде гонфанона с двумя косицами и вокруг кистями зеленого шелка».
В инвентаре сокровищницы аббатства Сен-Дени от 1505 г. упоминается некое знамя, которое монахи называли Орифламмой. В 1534 г. комиссары Счетной Палаты, проводившие инвентаризацию все той же сокровищницы, нашли там «знамя очень толстой шелковой ткани с фестоном посредине на манер гонфанона, очень ветхое, обернутое вокруг палки, покрытой золоченой медью, с длинным и острым копьем на конце».

Некоторые дошедшие до нашего времени флаги:
Гент.Пример "нарисованного" флага.
http://www.bildindex.de/bilder/be00091d09a.jpg
Банне из Кёльна.Материал шелк.Изображение видимо тоже нарисованное.
http://www.bildindex.de/bilder/MI12071b07a.jpg
городское знамя о котором говорил Йобур.Лен с зололтым покрытием(на шитье не похоже)Linen mit Goldgrund
http://www.bildindex.de/bilder/MI01742f04a.jpg
еще один флаг.материал - шелк.На нем изображение видимо тоже нарисованное.
http://www.bildindex.de/bilder/MI01742f05a.jpg
из Нац.музея в Мюнхене 15 в.:
http://www.bildindex.de/bilder/MI02344c02a.jpg
Испания 16в.
http://www.clevelandart.org/oci/magnify/1916/1916.1885.a.jpg
обзор с Геоситис:
http://www.geocities.com/karen_larsdatter/banners.htm

Тот же нарисованный флаг Гента:
http://www.kikirpa.be/image/B/1/8/b18301_std.jpg
http://www.kikirpa.be/image/B/1/8/b18300_std.jpg

Размеры hoogte 100 cm
breedte 265 cm
http://www.kikirpa.be/www2/cgi-bin/wwwopac...=89424&LIMIT=50

еще интересная ссылка:
http://www.currentmiddleages.org/tents/banners.html

Кстати,прикольно выглядят флаги с рекламой Би-лайна из роскошного часослова герцога Беррийского:
http://www.kwantlen.bc.ca/~donna/sca/flags/images/f013.jpg

Взято здесь:
http://www.forum.bern.ru/viewtopic.php?t=795
  Форум: История · Просмотр сообщения: #1186 · Ответов: 2 · Просмотров: 19390

Закреплено: Англия.
KAPELLAN
Отправлено: 30.5.2007, 14:49


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Территория современной Англии на момент вторжения Юлия Цезаря в 55 г. до н. э., как и век спустя, ко времени захвата императором Клавдием, была населена кельтскими племенами, называвшимися бриттами. В результате захвата вся южная часть острова (современные Англия и Уэльс) стала частью Римской Империи до её распада в V веке н. э.

Без помощи римских легионов Римская Британия не могла долго противостоять варварам-германцам, которые появились в V—VI вв., как свидетельствуют хроники, по приглашению самих бриттов, которые с их помощью рассчитывали защититься от кельтских племён с севера — пиктов и скоттов. Пришельцы представляли собой три группы — юты, саксы и англы. Освоив территории бриттов, эти германцы стали теснить их на территорию Уэльса и Корнуолла. Со временем на занятом германскими пришельцами землях сформировались отдельные королевства, образовавшие, в частности, «Англо-саксонскую гептархию» (союз семи королевств). Время от времени один из семи англо-саксонских королей, называемый «Бритвальда», что можно вольно перевести как «Правитель Британии», получал контроль над практически всей Англией — так что трудно назвать момент, в который Англия была окончательно объединена. По некоторым описаниям, объединение наступило вместе с нашествием датских викингов, захвативших восточную часть Англии. Эгберт, король Уэссекса (умер в 839), часто называется первым королём всей Англии, хотя титул «Король Англии» возник лишь два поколения спустя — в период правления Альфреда Великого (871—899).

Некоторые историки начинают отсчёт правителей с норманнского завоевания в 1066 г., нумерация английских монархов также использует это событие как нулевую точку (например, Эдуард I, коронованный в XIII веке, не был первым королём с таким именем — но он был первым Эдуардом с 1066 г.). Однако Вильгельм Завоеватель не основал и не объединял страну, а только захватил существующую Англию, насадив франко-норманнское управление.

С конца XIII века соседний принципат, Уэльс, присоединился к Англии и стал полноценной частью королевства. История Англии как независимого государства идёт через Средневековье и Возрождение к периоду правления Елизаветы I, последней монархини из династии Тюдоров, после которой царствовал Иаков I, бывший королём Шотландии под именем Иакова VI. Союз Англии и Шотландии был дополнен веком позже Актом о союзе (1707), который окончательно объединил Англию и Шотландию в Соединённое Королевство (United Kingdom).


Прикрепленное изображение

Территория Англии на карте Великобретании.

Британия вошла в состав Римской Империи в 43 году до н.э. и находилась там до 410 года, когда римлян вытеснили кельты, саксы и другие племена. В 1066 году мелкие королевства Великобритании были завоеваны нормандским полководцем Вильгельмом и объединены в единое государство.
В 1215 году король Иоанн безземельный подписал Гарантию прав, предусматривающую верховенство Закона и Магна Карта IY (документ до сего времени является одним из основных законов страны).
В 1338 году Англия вступила в войну с Францией(Столетняя Война), продолжавшуюся до 1453 года. Почти сразу после её окончания вспыхнула война за Английский трон (Война Роз) окончившаяся в 1485 победой династии Тюдеров.
Во время царствования Королевы Елизаветы I (1558 - 1603 гг.) Англия превратилась в великую морскую державу и получила весьма обширные колонии на нескольких континентах. В 1603 году, когда шотландский Король Яков IY, был коронован, на английский престол как Король Яков 1, начался объединительный процесс между Англией и Шотландией.
Королевство Великобритании было провозглашено после подписания акта об объединении в 1707 году. С этого времени Лондон стал столицей единого государства. В 1642 - 1649 годах возникший конфликт между королевским домом Стюартов и парламентом привел к кровавой гражданской войне, в результате которой была провозглашена Республика во главе с Оливером Кромвелем. Монархия вскоре была реставрирована, однако права Короля были значительно урезаны, и фактически полнота власти находилась у парламента.
В конце 18 века Великобритания потеряла 13 колоний на американском континенте, но в то же время значительно укрепила свои позиции в Канаде и Индии.
В 1801 году к Королевству была присоединена Ирландия.
В 1815 году Великобритания сыграла довольно большую роль в разгроме наполеоновской армии, что укрепило ее позиции, одной из важнейших европейских держав.
Во времена правления Королевы Виктории (1837 - 1901гг.) страна расширила свои колониальные владения.
После Первой Мировой войны, Великобритания находилась в тяжелом экономическом положении, что позволило Ирландии в 1921 году провозгласить независимость. После Второй Мировой войны обострились национальные проблемы в Шотландии и Северной Ирландии. Особенно драматический характер приняли события в Северной Ирландии, где с 1969 года фактически велась война.
В августе 1994 года Ирландская республиканская армия (ИРА) объявила об одностороннем прекращении огня, и мирный процесс, начавшийся в начале 90-х переговорами между правительствами Великобритании и Ирландии начал развиваться значительно быстрее. Была достигнута договоренность об урегулировании разногласий мирными политическими средствами. Однако недовольные ходом переговоров боевики ИРА в 1996 году вновь возобновили террористическую деятельность, продолжающуюся и в настоящее время.
В 1931 году было создано Британское содружество (с 1947 года Содружество), в состав которого в настоящее время входят 54 страны - члена, ныне независимых государств (с разным статусом). Некоторые из них, такие как Фиджи, Камерун, Намибия, ЮАР вошли в состав Содружества в конце 90-х годов XX века.
  Форум: История · Просмотр сообщения: #1155 · Ответов: 0 · Просмотров: 10854

KAPELLAN
Отправлено: 30.5.2007, 14:45


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Вот кое-что:
http://nobles.narod.ru/gal/england/england.htm
портреты Монархов Англии.

Англосаксонские короли
871-900 Алфред Великий, сын Этелвулфа, короля Уэссекса
900-924 Эдуард Старший, сын Алфреда
924-940 Ателстан, сын Эдуарда
940-946 Эдмунд I, сводный брат Ателстана
946-955 Эдред, брат Эдмунда I
955-959 Эдви, старший сын Эдмунда I
959-975 Эдгар Мирный, младший сын Эдмунда I
975-978 Эдуард Мученик, старший сын Эдгара
978-1016 Этелред II Нерешительный, младший сын Эдгара
1016 Эдмунд II Железнобокий, старший сын Этелреда II
Датские короли из династии Горма
1016-1035 Кнуд I Великий, сын Свенна I Раздвоенная Борода, короля Дании
1035-1040 Гародд (Харальд) I Заячья Нога, внебрачный сын КнудаI
1040-1042 Кнуд II Смелый (Хардикнут), сын Кнуда I
Англосаксонские короли
1042-1066 Эдуард Исповедник, младший сын Этелреда II. Фактическое правление (до 1051) графа Годвина Уэссекского
1066 Гаролд II, сын графа Годвина
Нормандская династия
1066-1087 Вильгельм I Завоеватель, внебрачный сын Роберта Дьявола, герцога Нормандии
1087-1100 Вильгельм II Рыжий, третий сын Вильгельма I
1100-1135 Генрих I, четвёртый сын Вильгельма I
1135-1154 Стивен (Стефан, Этьенн) Блуа, внук (по матери) Вильгельма I
Династия Плантагенетов
1154-1189 Генрих II (Генрих Анжуйский), внук (по матери) Генриха I
1189-1199 Ричард I Львиное Сердце, третий сын Генриха II
1199-1216 Иоанн Безземельный, четвёртый сын Генриха II
1216-1272 Генрих III, сын Иоанна
1272-1307 Эдуард I, сын Генриха III
1307-1327 Эдуард II, сын Эдуарда I
1312-1377 Эдуард Ш, сын Эдуарда II
1377-1399 Ричард II, сын Эдуарда Чёрный Принц, первого сына Эдуарда III
Династия Ланкастеров
1399-1413 Генрих IV Болингброк, сын Иоанна Гентского, герцога Ланкастерского, четвёртого сына Эдуарда III
1413-1422 Генрих V, сын Генриха IV
1422-1461, 1470-1471 Генрих VI, сын Генриха V
Династия Йорков
1461-1470, 1471-1483 Эдуард IV, сын Ричарда, герцога Йоркского
1483 Эдуард V, сын Эдуарда IV
1483-1485 Ричард III, брат Эдуарда IV
Династия Тюдоров
1485-1509 Генрих VII, сын Эдмунда Тюдора, графа Рич-мондского
1509-1547 Генрих VIII, сын Генриха VII
1547-1553 Эдуард VI, сын Генриха VIII от третьего брака с Джейн Сеймур
1553-1558 Мария I Тюдор, прозв. Мария Католичка (Мария Кровавая), дочь Генриха VIII от первого брака с Екатериной Арагонской
1558-1603 Елизавета I, дочь Генриха VIII от второго брака с Анной Болейн
Династия Стюартов
1603-1625 Яков I, сын Марии Стюарт, королевы Шотландии
1625-1649 Карл I, сын Якова I
Междуцарствие
1649-1653 Английская Республика
1653-1658 Протекторат Оливера Кромвеля
1658-1660 Английская Республика
Династия Стюартов
1660-1685 Карл II, первый сын Карла I
1685-1688 Яков II, второй сын Карла I
1688-1694 Мария II, старшая дочь Якова II
1688-1702 Вильгельм III Оранский, племянник (по матери) Карла I, муж Марии II
1702-1714 Анна Стюарт, младшая дочь Якова II
Ганноверская династия
1714-1727 Георг I, правнук (по матери) Карла I, курфюрст Ганноверский (с 1698)
1727-1760 Георг II, сын Георга I
1760-1820 Георг III, внук Георга II
1820-1830 Георг IV, первый сын Георга III
1830-1837 Вильгельм IV, третий сын Георга III
1837-1901 Виктория, дочь Эдуарда, второго сына Георга III
Саксен-Кобург-Готская династия
1901-1910 Эдуард VII, сын Виктории и Альберта, герцога Саксен-Кобург-Готского
1910-1917 Георг V, второй сын Эдуарда VII
Виндзорская династия
1917-1936 Георг V
1936 Эдуард VIII, первый сын Георга V
1936-1952 Георг VI, второй сын Георга V
с 1952 Елизавета II, первая дочь Георга VI
  Форум: История · Просмотр сообщения: #1154 · Ответов: 5 · Просмотров: 22185

Закреплено: Представтесь...
KAPELLAN
Отправлено: 18.5.2007, 11:22


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Привет Ваня!
  Форум: Караулка · Просмотр сообщения: #1084 · Ответов: 100 · Просмотров: 1627919

Закреплено: Представтесь...
KAPELLAN
Отправлено: 19.1.2007, 0:47


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


вопросы вполне в духе Стражи фрёляйн.Добро пожаловать.
  Форум: Караулка · Просмотр сообщения: #812 · Ответов: 100 · Просмотров: 1627919

KAPELLAN
Отправлено: 14.11.2006, 18:53


Постоянный житель
**

Группа: Союзники
Сообщений: 894
Регистрация: 2.11.2006
Из: Broadhead. Москва.
Пользователь №: 4


Средневековая дисциплина.
В средние века наблюдался известный порядок, иерархия, субординация, послушание приказу, но дисциплины в римском и современном значении этого слова, как воспитания привычки к безусловному повиновению, связанному с понятием дисциплинарной власти, подчиняющей и смиряющей самовольные порывы, эгоистические стремления, — не было, и такая дисциплина была совершенно чужда средневековью. Феодальный строй связан с чувством независимости, с нежеланием баронов, чувствующих у себя в поместье государями, склонить свою волю перед высшим авторитетом. Сын идет против отца, герцог против короля, граф против герцога. Вместо современного дисциплинарного взыскания, скорого, неизбежного, тяжелого, до казни на месте за ослушание на поле сражения, средневековье знало только одно средство — отнятие сеньором у неповинующегося вассала лена. Осуществление этого наказания было очень сложно, часто вело к гражданской войне, к коалиции вассалов против сеньора и вызывало недостаточно спасительный страх у подчиненных. Отголоском этой средневековой военной анархии является стих Шиллера: "только солдат — свободный человек". Средневековье не знало лучшего средства для установления и поддержания дисциплины — строевого учения. Кнехтов порой били палками для наведения порядка, но это была дисциплина слуг, а не солдатская. Труднейший же вопрос дисциплины — господство полководца над вождями — средневековье вовсе не в силах было разрешить. Власть средневекового государя над крупными вассалами была слишком слаба.

Для средневековья характерен военный устав императора Фридриха Барбароссы(1158 г.), не содержащий почти никаких указаний, нормирующих отношения начальников и подчиненных, и стремящийся только упорядочить взаимоотношения между равными. Устав, запрещает во время поединков боевым кличем звать себе на помощь товарищей, рекомендует разгонять дерущихся, одев на себя латы, но захватив вместо мечей палки, запрещает брать с собой в поход женщин, под угрозой конфискации вооружения и обрезывания носа женщины, точно определяет, кому принадлежит убитая на охоте дичь, требует, чтобы нашедший бочку вина и воспользовавшийся частью содержимого, не давал бочке вытечь, чтобы и другим досталось, и т. д.




Тактика.
При такой дисциплине бой являлся только умноженным единоборством. Собственно боевого строя не было. Для сближения с противником строились обыкновенно в колонну. 300—400 конных строились по 11—14 всадников в шеренге; в XIV и XV веке в моде было голову колонны, в целях удобства ее вождения, делать клином (1, 3, 5 и т. д. всадников в шеренгу). Эта колонна, без какого-либо порядка и без команды, развертывалась в обе стороны для одиночного боя. Нормально в бою рыцари действовали в одной шеренге с интервалами между рыцарями ("рыцарь не должен служить щитом для рыцаря"). Значительная армия подходила в нескольких колоннах, которые очень часто вводились в бой последовательными уступами. В. течение крестовых походов эта уступная форма объяснялась необходимостью по возможности скорее начинать атаку, так как на Востоке противник представлял по преимуществу конных лучников, и всякое промедление времени давало ему возможность шире развить стрелковый бой; в боях рыцарских армий на Западе между собой последовательность вступления в бой объясняется преимущественно недисциплинированностью и нетерпением рыцарей.

Рыцари, чтобы построить за собой копье, предпочитали развертываться заблаговременно; медленным аллюром, относительно равняясь в своей редкой шеренге, шли они в атаку. Чем более кнехтов в тяжелых латах являлось во главе копий (XV век), тем более обозначалось стремление атаковать более густой массой, сплошной шеренгой и даже колонной, задерживая развертывание ее до последнего момента. При этом содействие пеших членов копья исключалось, и они тогда объединялись в особые отряды.

Конные стрелки на Западе являлись только подражанием степным восточным народам и особого значения в бою. не имели. Пешие лучники опасны при стрельбе лишь с нескольких десятков шагов; но, чтобы уклониться от встречи атаки рыцарей, они посылали одну-две стрелы с дальнего расстояния и спешили спрятаться за своих рыцарей — таким образом, метательный бой имел место лишь короткое время и с дальнего расстояния, и рыцари не обращали на него внимания.

Идеалом рыцарского боя являлась "La Кére" — проездка рыцаря насквозь через неприятельский боевой порядок, возвращение обратно и новая проездка с попутными поединками.

Средневековые историки в своих описаниях боев проявляли очень мало критического отношения и много фантазии; они высоко ставили дошедшие до них обрывки тактических рассуждений римлян и греков и, сочиняя свои хроники по-латыни, часто искажали факты, подгоняя события под чуждую им теорию. Поэтому, часто описания средневековых сражений излагают хитроумные тактические комбинации. На самом деле средневековые короли и герцоги, стоявшие во главе армии, являлись не полководцами, а лишь первыми рыцарями своих армий, и никакое сложное управление не было им под силу.

Резерва по существу не могло быть; иногда отряд рыцарей задерживался позади, как поддержка для того, чтобы подпереть участок фронта; где неприятель имел успех, вообще, чтобы побороть неблагоприятную случайность. Значение резерва вообще обусловливается тем, что он является удержанной вне влияния боя и потому сохранившей порядок частью, которая получает решающее значение тогда, когда другие части расстроятся боем на фронте и утратят порядок. Но так как порядок в Средневековье вообще не ценился, то не мог иметь значения и резерв.

Сильно развитое классовое сознание рыцарей, заставляло видеть в противнике члена своей же корпорации, товарища. Это вело к тому, что противника щадили. Бои между рыцарями были мало убийственны. Ценной добычей были латы противника, но дорого ценился и пленный рыцарь, за которого можно было получить хороший выкуп. Все это вело к ухудшению военного сознания. Не редки были столкновения, в которых на одного убитого приходилось по 50 пленных рыцарей. Процент убитых резко повысился, когда пехота выступила на полях сражений. Печальными представляются нам жалобы австрийских рыцарей на швейцарцев, что последние не берут в плен, а убивают.

Стратегия.
Стратегическое искусство средневековья стояло не выше тактического. Средневековый полководец — прежде всего не стратег, не тактик, а крупный политик, умеющий воздействовать на феодалов, созвать, связать и удержать под знаменами ленное войско и сам, с оружием в руках, показать пример своим вассалам. Основной вопрос — давать ли противнику сражение или уклониться от него, средневековый полководец решал не самостоятельно, а под давлением настроения феодальной милиции. Даже блестящие победы часто имели лишь ничтожные результаты, так как преследование происходило очень редко, и победившая армия просто расходилась по домам, предоставляя истории идти своим порядком.

Цезарь в 8 лет покорил всю сравнительно густо населенную и воинственную Галлию, а тевтонский орден, при поддержке Западной Европы, затратил 53 года на покорение гораздо меньшей, бедной и пустынной Восточной Пруссии. Оборона получила перевес над наступлением Требовались долгие месяцы, чтобы овладеть стенами даже небольшого города или замка, когда он упорно защищался. Города стремились брать не осадой, а измором, окружая их острожками, гарнизоны коих отрезывали подвоз продовольствия в город.

Особенно низко стояло стратегическое искусство в период крестовых походов. Мистическая цель, которую ставила политика — овладение Иерусалимом и создание феодального христианского острова среди окружающего магометанского моря, исключала возможность рациональной стратегии. Третий крестовый поход, во главе которого стали император Фридрих I Барбаросса, английский король Ричард Львиное Сердце и французский — Филипп-Август (1189—1192), правда, не являлся уже простым паломничеством, с оружием в руках, как предшествующие, он был организован государственной властью, с установлением в империи налога, с подбором воинов, могущих содержать себя в течение двухлетнего похода, с организацией продовольствия от лежащих по пути стран. И все же этот наилучше организованный поход являлся иррациональным предприятием, безотчетным увлечением. Энергия Запада, расточавшаяся свыше двух столетий в походах в Палестину, могла бы быть использована гораздо целесообразнее. Фридрих Барбаросса, вынужденный на походе миновать страну сельджукских турок, Иконию, в которой султан готов был ему благоприятствовать, а сыновья султана захватили власть и встретили крестоносцев с оружием в руках, разбил сельджуков, захватил их главный город, но эта победа привела лишь к тому, что он остался в захваченной столице на пятисуточную дневку и продолжал паломничество к Иерусалиму. В этих условиях след армии крестоносцев терялся, как корабль в море, магометане возвращались на свои места, а те местные элементы, на которых могли бы опереться крестоносцы — армяне и другие — боялись себя скомпрометировать перед магометанами содействием крестоносцам.

Рыцарство представляло прежде всего касту, это был не род оружия а скелет в феодальной армии. Рыцарство не являлось тем первоисточником, из которого развилась современная кавалерия. Тем не менее, историки конницы, начиная с Денисона, видят в рыцарях своих предков и идеализируют рыцарей, как защитников бедных и слабых На самом деле, нравы были много грубее. Воин без работы и без дисциплины легко обращается в разбойника. В средние века значительная часть рыцарства, опираясь на свои укрепленные замки, занималась разбойничеством и самоуправством Против рыцарей-разбойников предпринимались целые походы, при осадах разбойничьих замков на помощь с воодушевлением являлось ополчение местного населения, выполнявшее осадные работы. Слабая королевская власть не могла во Франции умиротворить разбойничьи выходки рыцарей — на помощь явилась церковь, провозгласившая "Божий мир" от вечера четверга до утра понедельника, в ход оружие. Фридрих Барбаросса в 1186 году установил требование, чтобы каждый начинающий войну с соседом объявлял об этом за 3 дня. Но все это были паллиативы против рыцарского самоуправства, не представлявшие никакого обеспечения честным гражданам. Вечный внутренний мир провозглашался в средневековье неоднократно; однако, только развитию капитализма удалось преодолеть грабежи рыцарства вместе с средневековьем и феодализмом, заменив их более утонченными формами эксплуатации.

Препятствия росту силы городских милиций.
Серьезное развитие городских милиций Италии и Германии с середины XIII века прекратилось, вследствие широкого обращения городов к наемничеству чуждых городам военных элементов. Германские города стремились обеспечить себя договорными отношениями с проживавшими по соседству рыцарями. Как мало воинственны были горожане и как высоко котировались рыцари, видно из текста этих договоров: большой город Кельн в 1263 году договорился с графом Адольфом фон Берг: последний становился гражданином Кельна и обязался выходить на помощь городу с 9 рыцарями и 15 молодцами в полном вооружении, на бронированных лошадях. Город уплачивал за это ежедневную субсидию графу в 5 марок и со своей стороны обязался помогать графу Бергу 25 родовитыми гражданами в полном вооружении на бронированных лошадях. Большой город вошел в политическое соглашение из-за 24—25 человек; 25 конных бойцов считались уже серьезной силой.

Во Франции организация городской милиции развивалась по инициативе королевской власти, искавшей опоры в городах против центробежных стремлений крупных вассалов. Людовик VI в 1137 году, определив устройство городского управления, наметил и положение о городской милиции, уточненное впоследствии Филиппом-Августом. Каждый город, в зависимости от богатства и количества населения, должен был выставлять определенное число пеших и конных воинов, которые группировались по приходам в дружины и выступали в поход под начальством мэра или городских старейшин. Конечно, французская городская милиция подверглась энергичным нападкам феодалов, и даже короли иногда становились на их классовую точку зрения. В 1347 году король Филипп VI (хроника Фруассара) заявил, что "в будущем он будет водить в бой только дворян. Горожане являются просто балластом, который тает и исчезает в рукопашном бою, как снег перед лицом солнца. Можно пользоваться только городскими стрелками да городским золотом, чтобы уплачивать издержки и жалованье дворянам. Горожан же лучше оставлять по домам — пусть стерегут своих жен и детей и ведут свою коммерцию; для военного дела годятся только благородные, изучившие его и воспитанные для него с детских лет". Когда, во время столетней дойны, в 1415 году, город Париж объявил мобилизацию буржуазии, Жан де Бомон воскликнул: "к чему нам в армии присутствие этих лавочников?".

Серьезные успехи в военном деле городов связаны с развитием в них класса ремесленных рабочих, позволявшего возродить пехоту, как это было при восстаниях фламандских ткачей в XIV веке; эти попытки возрождения пехоты, заря новых времен, будут разобраны в следующей главе.

В Англии феодальный призыв был совершенно упразднен установлениями 1181 года; вместо него явилось учреждение гражданской милиции, дополненное в 1252 г. Это и есть, по существу, дожившая до последнего времени английская милиция. Каждый англичанин от 16 до 60 лет обязан был содержать вооружение, более или менее дорогое, в зависимости от того из 5 классов, в который он зачислялся по имущественному положению, и был должен немедленно являться по призыву в случае появления неприятеля. Закону дана была самая широкая огласка, суровейшие наказания грозили каждому гражданину за неисправность в вооружении и явке; местная власть должна была строго следить за проведением закона в жизнь. 700 лет существует закон об английской милиции, но история ее очень поучительна: на бумаге сотни тысяч воинов могли быть всегда мгновенно собраны и никогда в серьезных случаях они не собирались. Милиционный закон, имевший силу многие столетия, всегда оставался мертвой буквой. 5 классов, в зависимости от имущественного ценза, и другие подробности этого закона указывают на стремление копировать римскую милицию лучших времен — но сходство между древнеримской армией и мифической английской милицией можно усмотреть, конечно, только на бумаге. Английская милиция была и осталась воздушным замком государственного Манилова.



Тактика и стратегия одного сражения:

Сражение при Бувине.
Примером сражения рыцарской эпохи может служить сражение при Бувине 27 июля 1214 г. Французский король Филипп-Август, опираясь на поддержку городов и духовенства, вел борьбу с неспособным и непопулярным королем Англии, Иоанном Безземельным, из-за огромных владений английской короны (династии Плантагенетов) во Франции. На сторону английского короля стали два могущественных вассала французского короля — граф Фердинанд Фландрский и граф Рейнгард Булонский. К коалиции примкнул и император Оттон IV (Вельф), племянник английского короля, ведший в Германии гражданскую войну с поддерживаемым Францией и папой претендентом на императорский престол, будущим императором Фридрихом II (Гогенштауфеном), успевшим уже утвердиться в верхней Германии. В походе против Франции участвовали преимущественно нижнегерманские вассалы, герцоги Брабантский, Лимбургский и Лотарингский, графы Голландский и Намюрский и Брауншвейг — вотчина императора. Брат английского короля, граф Солсбери ("Длинная Шпага"), явился к германскому императору с большими денежными средствами, позволившими организовать широкую вербовку наемников в Вестфалии и Нидерландах. Коалиция ставила себе целью — расчленение Франции.

Филипп-Август готовился к десантной операции в Англии, но заготовленный с большими издержками флот, вследствие измены графов Фландрского и Булонского, погиб. В мае 1214 г. английский король вторгся в Пуату, но потерпел неудачу и находился уже накануне полного уничтожения, когда с севера обозначился главный враг Франции — армия Оттона IV, собиравшаяся у Нивеля (южнее Брюсселя).

Примерно в 125 километрах по воздуху, у г. Перонь, назначил Филипп-Август сбор французских войск. 23 июля, когда французская армия перешла из г. Перонь в наступление, германская достигла Валансьена; последняя здесь задержалась до 26 июля, когда пришло известие, что французы находятся уже почти в их тылу, в Турнэ. Филипп-Август через Дуэ и Бувин достиг Турнэ и здесь узнал, что немцы, имея сильную пехоту, перешли из Валансьена в Мортань. Считая местность в долине Шельды неудобной для конного боя и с тем, чтобы выиграть нормальные сообщения с тылом, французский король 28 июля решил отойти к Лиллю. Немцы, узнав об отступлении, решили погнаться за французами. Когда большая часть французской армии уже перешла непроходимую в брод р. Марк по мосту у Бувина, к французскому королю явился Гарэн, рыцарь ордена иоаннитов, он же епископ Санлисский, канцлер и друг короля, ездивший с виконтом Мелюнским и отрядом легкой конницы на рекогносцировку к стороне неприятеля. Гарэн доложил, что к Бувину скоро подойдет неприятельская армия. Был собран совет баронов. По настоянию Гарэна, король решился вступить в бой; войска были повернуты на правый берег Марки, и когда к Бувину подошли немцы, они увидали, вместо хвоста отступающей колонны, готовую к бою армию. Германская армия, ожидавшая в ближайшие дни присоединения еще пятисот рыцарей, уклониться от боя уже не могла. Боевые порядки построились друг против друга.

Сила каждой из армий может быть оценена в 6—8 тысяч бойцов. Но тогда как у немцев рыцарей было 1.300, число французских рыцарей превышало 2.000. Наемная пехота германцев была крепче французской коммунальной милиции.

Французская коммунальная милиция (преимущественно пешие стрелки, а также городские сержанты) образовала завесу, за которой устраивалось рыцарство. Филипп-Август находился в центре; храбрейший рыцарь держал возле него орифламу — королевское знамя (белые лилии по красному полю), 150 сержантов охраняли мост — единственную переправу в тылу французов. Бывший авангард при движении к Лиллю — рыцарство Иль-де-Франса, под начальством Монморанси — не успел еще стать в боевой порядок и к началу боя находился на левом берегу р. Марк.

Германская армия построилась, имея немецкую пехоту и рыцарей в центре. Здесь же за пехотой находился император Оттон со своей хоруговью — золотым орлом, держащим змею, — укрепленной на повозке (карочио). Правое крыло было под командой герцога Сольсбери и графа Булонского. Последний имел 400 (или 700) наемников — брабансонов — пеших алебардистов, которые были построены в круг, образуя живое укрепление в рыцарском строю. Левое крыло образовывали фламандцы герцога Фландрского.

Ширина фронта боевого порядка была около 2.000 шагов.

Бой начали французы против герцога Фландрского. Гарэн, фактически здесь командовавший (номинально — герцог Бургундский), приказал 150 всадникам — контингент аббатства св. Медарда — атаковать фламандских рыцарей. Эти всадники — монастырские служилые люди, сателлиты (другие источники зовут их потаскунами) — не пользовались большим уважением. Чтобы не унижать своего достоинства, фламандские рыцари будто бы встретили атаку на месте — чтобы не сражаться с таким неприятелем в равных условиях. Затем, разогнав завесу из сержантов Суассона и милиции Шампани и Пикардии, фламандские рыцари, сильно расстроенные, вступили в бой с французскими. В это время к правому крылу французов подошел со своим авангардом Монморанси и ударом во фланг смял всех фламандских рыцарей.

В центре германская пехота, поддержанная рыцарями, мгновенно смяла милиции Иль-де-Франса и Нормандии. Французский король оказался среди рукопашной схватки. Немецкий, пехотинец стащил его даже крюком с лошади, но подоспевшие рыцари разогнали и изрубили германскую пехоту, опрокинули немецких рыцарей. Император Оттон, сбитый с коня, сел на уступленную ему рыцарем Бернгардом фон Хорстмар лошадь и ускакал с поля битвы за 40 верст, в Валансьен. Примеру императора последовал весь центр, на который уже успели навалиться освободившиеся французские рыцари Монморанси и правого крыла. На французском левом крыле командовал граф Дре. Брат его, епископ Бове, ударом палицы (легенда говорит, что епископ применял только ее, считая для духовного лица неудобным применять режущее оружие) свалил с коня герцога Солсбери. Отчаянно защищался граф Булонский, который, как изменник своему сеньору, с потерей сражения лишался и всех своих владений. Оставшись с 6 рыцарями, граф Булонский укрылся внутрь круга брабансонов. Брабансоны отбили первую атаку рыцарей графа Понтье, но вторая атака рыцарей Фомы де Сент-Валери прорвала их строй, брабансоны были порублены, граф Булонский, сбитый с коня, был ранен и взят в плен.

Король Филипп-Август приказал ограничить преследование одной милей и трубить сбор, были захвачены императорская хоругвь и пленные — 5 графов, 25 баронетов, — крупных вассалов, водивших под своим знаменем других рыцарей, и свыше ста рыцарей.

У французов, помимо нескольких десятков раненых и попадавших рыцарей, было только 3 убитых рыцаря. У германцев — убито до 70 рыцарей и около 1000 прочих. Эти потери удивительно малы в сравнении с огромным политическим значением этого сражения, которое кристаллизовало единство французской нации, дало пережить каждому французу чувство гордости и удовлетворения и обеспечило рост королевской власти над феодалами; для Англии это сражение связано с потерей французских провинций; оно унизило Иоанна Безземельного и заставило его подписать (1215 г.) Великую Хартию Вольности; в Германии оно обеспечило торжество папы и дало князьям перевес над императорской властью. И эти бесконечные по значению результаты в рыцарском сражении, которое считалось в Средневековье особенно затяжным и упорным, куплены победителем ценой жизни 3 рыцарей.

В чисто военном отношении обращает на себя внимание жалкая роль пехоты. Германская пехота, набор которой производился особенно тщательно, не дала рыцарям сколько-нибудь сплоченного отпора. Брабансоны графа Булонского играли чисто пассивную роль живого укрепления и не пытались действовать активно Французская коммунальная пехота, по-видимому, считала достаточным послать издали несколько стрел и затем улетучивалась. Коммунальная конница сражалась лучше, но уважением не пользовалась. Впрочем, надо иметь в виду, что средневековые источники имели неисправимую тенденцию умалять роль нерыцарских элементов в бою, и установить размер искажения ими истины не легко.

Весь бой имел характер массовых поединков; нельзя не усмотреть натяжки в том, что некоторые исследователи действия опоздавшего к началу коннетабля Монморанси, героя этого дня, захватившего 16 знамен, подводят под категорию действий общего резерва и этим стремятся перенести на средневековую рыцарскую анархию современные тактический идеи.

В стратегии обращает внимание случайный элемент. Трудно говорить о том, что марш французов на Дуэ — Бувин — Турнэ имел целью отрезать имперцев от Фландрии — скорее оба противника разошлись по недостатку разведку и оказались взаимно в тылу. Вопрос, принимать или не принимать боя, — обсуждался баронами с точки зрения, что 27 июля — воскресенье, и лучше отложить бой на понедельник. Наконец, было решено принять сражение, имея дочти перевернутый к Франции фронт и единственную переправу в тылу. Не было преследования. Как будто основные вопросы государственной жизни являлись поставленными на карту в турнирной игре.


Взято из: Свечин А.А. Эволюция военного искусства. Том I. — М.-Л.: Военгиз, 1928
  Форум: История · Просмотр сообщения: #315 · Ответов: 2 · Просмотров: 16607

2 страниц V   1 2 >

Новые сообщения  Открытая тема (есть новые ответы)
Нет новых сообщений  Открытая тема (нет новых ответов)
Популярная тема  Горячая тема (есть новые ответы)
Нет новых  Горячая тема (нет новых ответов)
Опрос  Опрос (есть новые голоса)
Нет новых голосов  Опрос (нет новых голосов)
Закрыта  Закрытая тема
Перемещена  Тема перемещена
 

Текстовая версия Сейчас: 17.9.2019, 7:17